Хорошо ли жить царям – Как жилось русским при царе?

«Царь ненастоящий!» / Православие.Ru

Помните кульминационный крик боярина в комедии про Ивана Васильевича: «Войско взбунтовалось! Говорят, царь ненастоящий!»? Думаю, что это – красная нить всей русской истории, выведенная на сцену под хи-хи.

Шевчук поет: «Ах, Александр Сергеевич, милый, ну что же вы нам ничего не сказали…» Это из песни «Последняя осень». Многое Пушкин действительно не сказал и унес в могилу. Но многое сказал.

Он, обратив свой взор на отечественную историю, выделил в ней тему Смуты («Борис Годунов») и бунта («Капитанская дочка»).

Бунт и смута. И там, и там основа масштабных потрясений – крик (или шепот): «Царь ненастоящий».

Гришка слышит от Пимена, что убиенный Дмитрий был бы равен с ним, Гришкой, по летам, будь он жив. И у самозванца рождается мысль: «Борис правит незаконно. Назовусь Димитрием и возьму власть. Он не лучше меня». Сам Борис понимает, что идет на него войной не сам Димитрий, но тень его. Тень и имя. Одетый в тень и ложно носящий чужое имя, на Кремль идет Самозванец.

Так же и Пугачев принимает имя Петра Третьего и собирает вокруг себя ватаги недовольных. Тень мужа восстает на Екатерину, как прежде тень Димитрия – на Бориса. Одни офицеры, верные присяге, говорят самозванцу: «Ты, сударь, вор и разбойник». Но многие присягают. В «Истории Пугачевского бунта» Пушкин говорит, что старые мужики и много лет спустя называли Пугачева почтительно «государем». Ложь многим по сердцу, и то, что «Ленин такой молодой», мы и сегодня можем услышать.

Мне лично кажется, что на полотнах Пушкина не хватает кое-кого. Не хватает английского посла в «Годунове». Не хватает и английского эмиссара, переодетого в казака, в пугачевской свите. Сочтите это за писательское каприччо – но, возможно, недалекое от правды.

А ведь был еще бунт стрельцов, где тоже раздавались крики: «Царя в немцах подменили! Царь подложный и засланный!» Потом кричали: «Петр – Антихрист!»

В Первую мировую тоже была байка, что царица, мол, немка и немцам тайно служит, а царь бесхарактерный и ею помыкаемый. На материале этой, милой сердцу обывателя, мифологии царицу расстреляли вместе с царем и чадами, а из Германии приехал в опломбированном вагоне действительный картавящий агент, предназначенный для свержения власти. И так постоянно. Все нам слышатся последние аккорды, тогда как оркестр играет увертюру.

Только советская власть с бесчисленными грузинами и евреями, стоящими по горло в русской крови, казалась почему-то народной и простой. Непостижимо!

Когда люди поумнеют? Когда поймут наконец себя самих, сохраняющих узнаваемые черты наследственности на огромных исторических пространствах?

Царь им, видите ли, ненастоящий! Давайте, говорят, сменим и наконец заживем! На роли тут же предлагаются сволочи, одна другой отборней. Клоунада вскоре одевается в регалии, ощетинивается штыками и – все по-новому, только хуже. Ерошу волосы и говорю: «Доколе?»

Всю долгую нашу историю на Кремль идет одетый в тень и носящий чужое имя Самозванец. И в свите у него, или в казацком струге рядом с ним, или в кабаке на Литовской границе за соседним столиком – сотрудник британского посольства Ее величества. Это, как уже сказано выше, – авторское каприччо.

Раньше только для народа «фишкой» или «красной тряпкой» было сохранение законной наследственности во власти, хранение православной веры и проч. А сегодня «фишкой» стали демократические процедуры и прочая словесная белиберда. Эту белиберду, как копье, берут наперевес. Ее же, как забрало, опускают на хитрую лисью мордочку.

***

Нужно ли напоминать христианам, что единственный легитимный Царь Неба и Земли – Иисус Христос? Нужно ли напоминать, что, по сравнению с Ним, всякая власть, мягко говоря, не совсем свята и легитимна? Нужно ли в очередной раз говорить о том, что социальное беспокойство по поводу легитимности до сих пор приводило к власти только худшие из вариантов и никогда – лучшие из возможных кандидатур?

О каком улучшении вообще можно распространяться, если сами кандидатуры избираются из числа худших, с точки зрения отечественных интересов, и несомненно лучших, с точки зрения служащих посольства Ее величества вкупе с Римским клубом.

Мы, сиромахи, привыкли жить в атмосфере провокационных воплей о том, что «царь ненастоящий». И те, кто хочет народу блага, в очередной раз орут о будущем счастье так остервенело, что рука тянется выключить телевизор.

***

Лично я привык бояться тех, кто громко кричит о том, что хочет мне счастья.

***

Милые сердцу (по причинам ностальгическим) артисты и шахматисты в пенсионном возрасте раздражают гражданским пафосом. А Пушкин остается Пушкиным. Он смотрит на историю любезного Отечества с неподдельным сопереживанием.

Пушкин бунта не хочет, потому что он и умен, и нравственен. Пушкин хочет, чтобы люди тоже были умны и нравственны. Причем умны не без нравственности и нравственны не без ума. Умных без души и душевных без ума у нас и так – пруд пруди. Настоящий патриот хочет народу того и другого. Настоящий патриот делает сам то, что в его силах.

Настоящий патриот говорит: «Бунта не надо!»

Царь настоящий. Звать Его – Иисус Христос. Все остальное временно и относится к декорациям.

pravoslavie.ru

Читать книгу Кому в навьем царстве жить хорошо

Вешним утром, ранним солнышком выехал я из терема батюшкиного; матушка сонная проводить вышла, котомку в дорогу дальнюю собрала, платочком на прощание помахала. Налево махнула – озеро в чистом поле стало, направо – лебеди по нем поплыли, еще раз налево – вороны полетели, каркают отвратно, направо – из сырой земли какой-то богатырь расти начал, шелом с купол теремной. Спешился я поскорее, отнял у матушки платочек чародейский, пока, чего доброго, рек огненных либо лесов дремучих не намахала, давай поле в порядок приводить.

– Извини, Семушка… – зевает матушка, на ветру утреннем ежась, – снова я платочками с батюшкой твоим попуталась…

– Ничего, матушка, ерунда, – пыхчу я, а с самого пот градом: упрямый богатырь попался, так и норовит землю разломать и на волю выбраться, глазом налитым недобро ведет. – Вороной больше, вороной меньше… а платочек я и сам взять собирался, да забыл… чтоб тебя, окаянного!

Запихал я богатыря под землю, пот утер. Руки в озере ополоснул, оно и истаяло, травой взялось, лебеди же былинками обернулись. Вороны так и разлетелись, не собрать.

– Бывай, матушка, не поминай лихом!

– Возвращайся поскорей, дитятко!

Хорошая у меня матушка – ни тебе слез, ни причитаний, ни уговоров-отговоров: благословила наскоро, в щеку походя лобызнула и в терем досыпать вернулась. Понимает, что доброго молодца навеки под крылышком не удержишь, пущай с малолетства к подвигам привыкает.

Сел я на доброго коня, сивого жеребчика, поводьями тряхнул – и только поминай как звали!

Эх, знать бы еще, где те подвиги искать! Полдня без толку в седле протрясся, хоть бы упырь какой навстречу выскочил. Уже и конь еле ноги переставляет, на всадника мрачно косится, да и у меня от зада отсиженного одни воспоминания остались. Чую, так он на седле и останется…

Впереди река показалась, а за ней город какой-то, маковки церковные на солнце горят. Ну, думаю, перееду реку – сяду да покушаю, на траве-мураве сосну малость. Тут и дорога как раз в мост уперлась. Не шибко прочный, деревянный, да коня со всадником выдержит, не переломится.

Только я на мост – конь подо мной споткнулся, черный ворон на плече встрепенулся, позади черный пес ощетинился. Свистнул я плеткой для порядка:

– Моста не видели, бестолочи? А ну марш вперед!

Конь хоть бы вид сделал, что испугался. Только хвостом махнул:

– Как же, раскомандовался! Вот слазь и иди вперед пеш, не чуешь – мост трещит да гнется, под ногами ровно живой шевелится?!

– И сидит под тем мостом кто-то незнакомый, – рычит Волчок, носом черным поводя, – пошто затаился, не сказывается, а? Тать, поди!

И Вранко вслед за ними:

– Сто лет живу, моста этого не помню! Не к добру!!! Кар-р-р! Кар-р-р!

Послушался я, слез. И впрямь – вовсе негодящий мост, каждый шаг волной отдается, вперед бежит. Доски новые, да положены вкривь и вкось, не к тому месту руки мастеровитые приставлены были. Берега у речки крутые, не видать, кто там под мостом схоронился. Остановился я посередь моста, призадумался:

– Сбегай, Волчок, разведай, что там да как!

– Вот еще, – трусовато щерится пес, – я и отсюда брехнуть могу… Гав!!!

Тут мост как зашатается, опоры понадломились, доски поразъехались, взвыли мы на пять голосов – вместе с татем неведомым – да в реку!

А воды-то в реке всего ничего, псу по шею, коню по колено, я же с головы до ног измочился – плашмя упал, думал, тону, ан нет – побарахтался и сел. Ощупал себя – вроде цел, не отбилось ничего нужного. Вокруг доски плавают, течение к ним примеривается, вниз по реке утягивает. Над нами ворон кружит, сверху доносится:

– Я же говорил! Мудрых птиц слушать надобно!

– Сам же и накаркал! – брешет пес, отряхиваясь.

Откинул я волосы с лица, огляделся – больше нас стало. Подымается из пучины речной неглубокой молодец незнакомый, конопатый, упитанности немалой, в кольчуге поржавленной, с булавой шипастой наперевес, молвит неуверенно:

– Ну, чудо-юдо поганое, теперь держись – пришел я твоей крепости испробовать, дай-кось попытаю, что опосля удара богатырского выдюжит – моя булава али твоя голова?!

– Ты что, – говорю я злобно, воду сплевывая, – ошалел?! Какое я тебе чудо-юдо, да еще поганое? Я тебе сейчас твою булаву о твою же хребтину пообломаю, чтобы знал впредь, как честным людям мосты подпиливать!

Пригорюнился молодец, снял шелом, почесал кудри рыжие. Смачно вышло, со скрипом.

– Извиняй, добрый человек, обознался… Сказывали мне бабки знающие, что, ежели через воду текучую в месте безлюдном мост перекинуть, в полночь всенепременно чудо-юдо на него пожалует, тут-то его и хватать надобно, пока тепленькое!

У меня так глаза на лоб и полезли.

– То ли я от падения умом тронулся, то ли полдень сейчас самый что ни есть жаркий да светлый!

– Ночью-то оно того… боязно… – мнется молодец.

– А мост зачем подпилил, дурень эдакий?

– Дык… чтоб врасплох застать… а то вдруг оно на меня кинется?

– Еще бы ему не кинуться… – цежу я сквозь зубы, подымаясь да пиявку из-за ворота выкидывая. – И кто ж тебя, такого удалого да смекалистого, на белый свет породить сподобился?

– Семен я… – басит молодец. – Ильи Муромца сын…

Позабыл я всю свою обиду:

– Так ты же брат мой двоюродный да тезка в придачу: я Семен – Кощеев сын, наши матери друг другу сводными сестрами приходятся!

Возрадовался Семен Муромец, сгреб меня в охапку – только кости затрещали.

– Слыхал я про тебя, братец, жаль, прежде свидеться не довелось! Куда путь-дорогу держишь?

Отдышался я маленько после объятий богатырских:

– Ищу я цветочек аленькой, а иду куда глаза глядят – не знаю я, где тот цветочек искать, может, по пути что сведаю. А ты зачем на чудо-юдо засаду строишь?

– Прославиться решил, – вздыхает тезка. – Чтоб как батюшка! А то все «Муромцев сынок» да «Илюшин отпрыск», аж во рту кисло. Мне батюшкина слава без надобности, своей бы разжиться!

– Вот те и разжился! – с берега лает пес. – Кощеева сына мостом пришиб, не всякий так-то сумеет! Суму, суму лови, хозяин, уплывает!

Уставился Муромец на Волчка, уши мизинцами прочищает:

– Вот те раз, а ведь всего-то одну чарку для храбрости и выпил!

Не до разъяснений мне – сума-то и впрямь уплыла да потопла, а в ней одежа запасная, еды на три дня и книжка чародейская.

Тут ворон ко мне на плечо присел, когтями в наплечник кожаный впился:

– Тридцати верст не проехал, все припасы сгубил! Не к добру!!!Кар-р-р, кар-р-р!

Отмахнулся я от вещей птицы, пошел к берегу, сапогами хлюпая. Ничего, едой да одежей всегда разжиться можно, а книжку я и так назубок знаю, на всякий случай брал.

– Не печалься, Сема… – утешает меня Муромец, коня своего богатырского, бурого да лохматого, от куста отвязывая. – Я виноват, мне и ответ держать – поехали на торжище в славный город Колдобень, кольчугу мою купцам сбудем, на квас пропьем, на калачи проедим! Город-от за горушечкой, рукой подать.

Покосился я на него с усмешкою:

– Ну и безлюдное же место ты для моста выбрал, братец…

– А какая ему, чуду-юду, разница? – хорохорится Муромец. – Зато мне польза великая: головы срубленные тащить недалеко, а в случае чего за стенами белокаменными отсидеться можно…

Оглядел Сивка кольчугу богатырскую, всхрапнул жалостливо:

– Ну, ежели кузнецу на лом всучить сумеете, может, по черствой баранке на брата и разживетесь…

– Вот и ладненько, – говорю, – а ежели на квас не хватит – коня моего на мыловарню продадим.

Прикусил Сивка удила, оставил шутки строить.

Заехали мы в город, сыскали кабак почище, спросили питья хмельного да закуси. Отговорил я Муромца кольчугу продавать – не сумой единой жив путник, сподобился перед дорогой пару монет в пояс зашить. Выпили мы за знакомство, разговорились. Хороший, кажись, Сема парень; чуток простоватый, зато души добрейшей и слову своему верен.

– Ты, Кощеич, не серчай на меня за мост да суму, вот совершу подвиг, разживусь деньжищами и покрою твой убыток.

– Какой подвиг-то, Сема? Полчища басурманские давно копья сложили, торговлей живут, чудо-юдо последнее твой батюшка прикончил, цари и те промеж собой замирились.

Вздохнул Муромец горько, до дна чарку осушил.

Подступила тут к нам голь кабацкая – мужичонка ледащий, в одежонке худой. Мнется у лавки, облизывается:

– Ох ты гой еси, богатыри могучие, народные заступнички, а не лепо ли вам человека от лютой смерти похмельной избавить, поднести хоть на донышке?

Посмеялись мы, налили голи кабацкой чарку зелена вина да зелен же огурец в придачу пожаловали. Все равно уже кем-то надкушенный.

Опохмелилась голь кабацкая, повеселела:

– Вот спасибо, добры молодцы, не дали пропасть! Дам я вам за то совет мудреный: не связывайтесь с девками, от них все беды.

Мне ли девок бояться – на какую гляну, та и растает, да ни одна еще по сердцу не пришлась. Батюшка все посмеивался: «Тебе, Сема, по матушке прозываться надобно – Прекрасный: и волос ее золоченый, и очи зелены кошачьи, только что стать молодецкая».

– Проку с того совета! Вот кабы подсказал, где цветочек аленькой сыскать, я бы тебе цельный ковш поднес.

Призадумался мужичонка, головой качает:

– Слыхом не слыхивал я про такое чудо, а значит, нет его вовсе на белом свете. Кабы был, уж непременно в кабаке сказывали бы! Заезжали к нам и купцы берендейские, и служивые кусманские, и торговцы ордынские, про края свои баяли, цветочка же не поминали. Вот только с пустошных земель, лесов нехоженых, дорог неезженых, где солнышко садится, отродясь никто не приходил. Подавались в те дурные места иные богатыри, славы ратной да подвигов великих искать; сыскали, видать, на свою головушку – ни один не вернулся.

Вижу, у Муромца глаза загорелись.

– Может, и мне счастья попытать?

– Невелико, – говорю, – счастье – голову в дурное место свезти да там ее и сложить. Добры молодцы подвигов не ищут, те их сами находят. Вот кабы с умом в пустошные земли наведаться, на рожон зазря не лезть, авось и сыскали бы чего.

Молвит Муромец в шутку:

– Хошь, Сема, тем умом быть? А я тебя обороню, ежели чудище какое на кудри твои буйные покусится.

Кудрей у меня отродясь не бывало, приплел Сема для красного словца, а вот самого ровно барашка стричь можно.

– У меня за плечом тоже не прут ивовый, а меч-кладенец родовой, и махать им я сызмальства обучен. Может, и впрямь за цветочком в земли неведомые податься, дорог исхоженных напрасно не топтать?

Пожали мы друг другу руки:

– Будь же ты мне не просто братом-родичем, а другом-побратимом верным, коему в бою смертном без опаски спиной доверяются!

Голь кабацкая между нами влезает:

– А ковш обещанный?!

– С цветочком вернемся – проставим!

Пригорюнился мужичонка:

– Вернетесь вы, как же… с цветочками аленькими – по два на могилку!

Ну да нам голь трусливую слушать не с руки. Закупили припасов в путь-дорогу дальнюю, выспросили, как из города ловчей выехать, да и повернули коней вслед за солнышком.

Начались вскорости земли пустошные, травой сорной поросшие. Селились тут раньше люди, да повывелись – пустые срубы где-нигде стоят, провалами оконными щерятся. Сказывал кабатчик, будто волкодлаки на пустоши водятся, из лесов нехоженых к жилью за поживой тянутся, по ночам у стен городских воют, да к нам они не вышли, остереглись. Волчок к лошади жмется, как что треснет в кустах – на седло ко мне вспрыгнуть норовит, зубами со страху щелкает.

– Да уймись ты, песий сын! Чуешь кого али дурью маешься?

– Чуять не чую, да ты ж сам говорил – на рожон не лезть!

– Так оттого ко мне на голову лезть надобно?!

– Ты, хозяин, пользы своей не понимаешь! Ежели волкодлак на тебя из засады бросится, я его на подлете встречу!

Доехали мы до развилки, глядь – лежит на ней валун, с боков обтесанный, а на верховине каменной молодец чернявый сидит, семечки лузгает, шелухой поплевывает. На волкодлака вроде не похож, в ухе серьга серебряная, взгляд хитрый с прищуром. Конь буланый вокруг камня траву щиплет, поводья по земле тянет. Волчок осмелел, облаял издали.

– Гой еси, добры молодцы! А я уж замаялся вас ждать, все семечки подъел, хоть ты обратно поворачивай!

Переглянулись мы с братом непонимающе:

– Мы-то и впрямь добры молодцы, да только что-то не припомним, чтобы с тобой о встрече уговаривались.

Расправил парень плечи, так с груди шелуха приставшая и посыпалась:

– Я Семен Соловей, по батюшке Васильевичем кличут, из царства Лукоморского, стольного города Лукошкина.

– Эге, – говорю, – это не тот ли Соловей, что к моей матушке сватался, да проворовался некстати?

– А мой батюшка ему за покражу кор

www.bookol.ru

Хорошо ли жить в России

Украинцы задают мне резонный вопрос - а хорошо ли стало за последний год в России? Лучше ли стало жить?

Хороший вопрос.

На самом деле, все познается в сравнении. Так вот: в сравнении с Украиной, в России стало жить очень даже хорошо. По крайней мере, лучше, чем в сравнении с той же самой Украиной было два года назад.

Если раньше еще можно было о чем-то спорить, то теперь уже наверняка. Даже принимая во внимание изменение курса рубля к доллару и вызванный этим рост цен на различные товары от 10% до 50% - в сравнении с тем, как изменился курс гривны за последний год - да, в России очень даже хорошо.


И если раньше мы в экономическом плане просто смотрели на Украину сверху вниз, чем и вызывали массовую обиду украинцев, что уж там скрывать... то теперь приходится кричать куда-то в бездну "украинцы, вы там где?", а оттуда, из глубины, возвращается эхом - "сами вы фашисты!"

То, что экономика России за последний год сдвинулась куда-то вниз - да, это правда. По многим показателям правда. Но когда смотришь на Украину (а куда же нам еще смотреть-то - ближайший и крупнейший наш сосед с европейской стороны) - создается такое ощущение, что двигаемся очень даже вверх.

То есть, с одной стороны, война и санкции вроде бы должны вредить России и в абсолютном выражении, конечно, вредят. Но в относительном выражении - ровно наоборот.

Собственно говоря, война вредит и Украине и России, но Украине вредит явно больше. Поэтому нежелание Киева заканчивать боевые действия вызывает множество вопросов. Создается впечатление, что Украина твердо решила убиться насмерть лишь бы насолить России. Оно наверное где-то так и есть, но радости лично мне от этого никакой.

Впрочем, мы отвлеклись.

Как изменился ассортимент в магазинах? В мясном отделе, где я всегда покупаю колбасу, сосиски, отбивную, филе и прочее - никак. Ровным счетом никак. Цены может быть на 10% выросли, точно не считал. На глаз почти незаметно.

Вот сыр заметно подорожал. Говорят, пармезан исчез, хотя я его давно не покупал. Виола исчезла. Ну да, жаль, хороший был сыр. Но с тем, который остался, тоже можно жить. Мы не гордые, двадцать видов сыра вместо тридцати - можно прожить.

Очень подорожали помидоры. В итоге, я на них забил, покупаю теперь мандарины. Мандарины выходят дешевле. Ощущение от замены довольно странное. Зато очень символизирует абсурд происходящего. Ирония судьбы.

Закрылись два изветных мне зоомагазина и примерно на 20% подорожал корм для медведя в других. Но пока это не критично. Если будет критично - заранее предупреждаю, что поеду со своим медведем на Украину и буду кормить его свежим мясом диких кабанчиков, пойманных на просторах квазинезависимой страны. И потом не говорите, что я не предупреждал.

Цены на бензин не проверял. Не пользуюсь. Покрышками тоже. Транспорт подорожал примерно на четверть, но это не критично.

Гречка есть. Сахар есть. Соль есть. Масло есть. Спичками не балуюсь.

Как с работой? Ну да, работы стало меньше. Но это, опять же, смотря с чем сравнивать. Если сравнивать с Союзом, причем с нормальными временами, а не с Перестройкой, то хорошую работу вообще трудно найти. Половина страны занимается какой-то херней, продает друг другу всякое китайское барахло, половине которого место в мусорных баках, а деньги получает с продажи нефти и газа. Но это не в последний год произошло. Оно так все последние тридцать лет.

А если сравнивать с Украиной, где половина страны вообще не работает, а половина работающей половины занимается кидаловом друг друга и получает деньги не с продажи нефти, а с экспорта русофобии... тогда моя работа - не так уж плоха сама по себе.

Все относительно. Сравнивать положение с США или Европой не берусь, но если ориентироваться на новости, которые поступают из Греции, Испании и некоторых американских штатов - в сравнении с ними Россия тоже не так плохо живет.

А вообще, в экономике полно проблем. Только ошибкой будет думать, что все эти проблемы возникли в последний год и связаны с санкциями и Украиной. Эти проблемы являются результатом варварского перевода страны на капиталистическую модель в довольно бездарном исполнении. То есть проблемы частично повторяют проблемы Украины. И причина одна у них.

Да, чуть не забыл - еще одна вещь изменилась за последний год. Путину осталось на год меньше. В обоих смыслах. И безо всякого майдана, что характерно. А если кто-то думает, что с майданом или болотной все получится быстрей - нет, не быстрей. Пример Украины и Ирака показывает, что смена власти при поддержке американцев проходит не быстрей. То есть сама смена власти проходит быстрей, а собрать потом страну обратно и восстановить разрушенные города - не быстрей.

А самое главное, что я могу ответить украинцам, как бы суммируя все вышесказанное:

Вам бы наши проблемы!

Так что думайте сами, хорошо ли жить в России. Все относительно. Все субъективно. И по моему субъективному мнению, сравнивая с Украиной - да, можно сказать, что в России жить хорошо.

maxpark.com

Кому на Руси жить хорошо -2 ~ Поэзия (Авторская песня)

КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО -2
( Столетия спустя )

Почти как у Некрасова,
В одном из кабаков,
За кружкой пива свежего,
Сошлись пять мужиков.

Из ближних, из посёлков все
С Дефолтово и Жуть
Да двое с Развалюхово
( Когда-то « Светлый Путь»)

Собрались – пиво выпили,
И тут поднялся спор:
Счастливчик кто в стране у нас
А кто подлец и вор?

И спор они затеяли
На тот же самый лад,
Что прадеды их спорили
Аж двести лет назад.

Но не нашли ответ они,
Кого ни опроси
Кому живётся весело
Вольготно на Руси…

А спор не утихает всё,
Всё яростней идёт,
Кто на Руси доволен всем
И весело живёт.

Андрей кричит: «чиновнику,
Тот взятками живёт»,
«Нет бизнесмену» - думаю,
Денис в ответ орёт.

Тут голос поднимает свой
Здоровячёк Егор:
Живёт вольготно весело
У нас – бандит и вор.

«Вы, что плетёте глупости -
Вмешался тут Марат -
Привольней всех живёт у нас,
Конечно, депутат».

Максим прервал, до крайности
Зашедший инцидент
И, рявкнул, стукнув по столу
Счастливчик – президент.

«Ну что шумим мы, братцы -
Вдруг встав, сказал Андрей -
Ведь истина не в пиве
Она среди людей».

Решили, что надёжней
Людей порасспросить,
Кому в России нынче
Всех веселее жить.

Пошли искать счастливых
Минуя люд простой,
У тех проблем хватает
Хоть прямо волком вой.

Рабочий, врач, учитель
Теперь уж не в чести
А тот, кто ловко может
Лишь языком плести.

Природные богатства
Умеет, кто продать
Электорату ловко
С три короба соврать.

А может с бизнесмена
Начать нам свой опрос,
Найти его не сложно
И это не вопрос.

Офис без проблем нашли,
Их в России много,
Даже вышел бизнесмен,
Хоть с охраной строго.

Время дорого для Вас,
Да спросить неймется,
Бизнесменам на Руси
Хорошо ль живётся?

«Издеваетесь, смотрю,
Давят нас налоги,
Конкуренты норовят
Нам подставить ноги.

Даже могут и свои
Шлёпнуть из-за места,
Из-за нервов от меня
Вон ушла невеста

Был в Европе, в США,
Там другое дело,
Все условия для них,
Бизнес двигай смело».

Дальше мужики пошли,
Мучаясь в догадках:
Что ж не бросит офис свой
Коли жизнь не сладка?

И так вот за беседой,
Чтоб время скоротать,
По улицам центральным
Пошли они опять.

Тут джип, визжа и воя
Влетел на тротуар
И выскочили трое:
«Стоять! Кончай базар!»

Калашников в кабине,
ТТ и нож в руках
Кричат о бабках что-то
И битых пацанах.

Главарь тут присмотрелся
Да нет! Совсем не те!
Как видно обознались
Ребята в суете.

И молвил тут Андрюша:
«А можно Вас спросить?
Наверное, в России
Вам очень чудно жить?

Машины дорогие
Девчонки, кабаки
Совсем не наша доля
Работы и тоски?».

«Пацан, базара нету,
Неплохо вроде жить,
Одно дерьмово – могут
Однажды подстрелить

Крутых могил ты видел,
Как много по стране,
Поставлены всё нашей
Пострелянной братве…»

На кой такое счастье -
Решили мужики
И поспешили к центру
Вдоль берега реки

Минут через пятнадцать
Открылся новый вид:
Стоят громады зданий
Металл, стекло, гранит…

Охрана суетится,
С мигалками авто,
К чиновникам, наверное,
Нас братцы занесло…

Да глянь, чиновник вроде,
Со свитой, не один
Отсюда делай вывод
Наверно крупный чин.

Ребятам путь охрана
Успела перекрыть,
Да мы всего хотели
Вас кое-что спросить.

Давайте, только быстро,
Не боле двух минут,
Сейчас лечу в столицу
Там в министерстве ждут.

Вопрос совсем несложный,
Хотели вас спросить:
Чиновникам в России
Как? Хорошо ли жить?

«Жизнь прекрасна у меня,
Это уж не скрою,
Но чиновника то век
Короток, порою…

То в интригу попадёшь,
То устроят правку,
Президент пером черкнёт,
И тебя в отставку

Вот и хапнуть норовишь
Денежек побольше,
Чтоб потом коттедж купить
Ну, хотя бы в Польше…»

И опять они бредут
По дороге, споря,
Вот чиновник говорит
Что не жизнь, а горе…

Может, сходим на вокзал -
Предложил Марат -
Там бесплатный туалет,
С кофе автомат.

Да натопались уже,
Что не отдохнуть!?
Ну, веди, раз знаешь ты
До вокзала путь

За каких-то полчаса
Завершили путь,
И друзья вошли в вокзал
Чтобы отдохнуть.

С туалетом то у нас
Вышел катаклизм,
Он давно уж платным стал
Эх, капитализм!

Кофе выпили чуть-чуть,
Чтоб взбодрился ум,
Только трапезу прервал
На перроне шум.

Кофе быстренько допив,
И покинув бар,
Вышли на перрон узнать,
Что там за базар.

Милиция толпится,
А с ней электорат,
Марат смекнул, наверно,
Приехал депутат…

И не ошибся – точно!
Всё вычислил Марат,
То Артемон Дуреев
Госдумы депутат.

Работая локтями,
Чтоб шанс не упустить,
Пробрались к депутату
О жизни расспросить.

Скажите, это правда?
Что жизнь Вам благодать
Себе зарплату сами
Вы вправе назначать?

Госдачи Вам бесплатно,
Поездки за рубеж,
Иммунитет вам дали:
Кого захочешь, режь.

Да, Кодекс для народа,
Он не подходит мне
Живу я в виртуальной
Совсем иной стране.

Мне нравится в машине
С мигалкой лихо мчать,
Заставив быдло мигом
Дорогу уступать.

От чувства превосходства
В душе покой и сласть,
Эх, дольше бы держалась
В стране такая власть…

Могу слетать в Париж Я,
Чтоб вкусненько поесть,
Но минусы, конечно,
И в нашей жизни есть.

К примеру, в думе драки
От них защиты нет.
Такой же к сожаленью
У всех иммунитет.

Бывать на заседаньях -
Скажу вам - сущий вред,
Всё время тыкать в кнопки,
И слушать всякий бред.

Да, и представить страшно,
Что вдруг поймёт народ:
С чего живёт он плохо
И что детей их ждёт…

Живёшь всё опасаясь,
Народ ведь не дурак,
Вдруг завтра на трибуну
Вновь влезет Железняк….

Но не найдя ответа,
Спокойно не уснут,
И мужики упорно
На поиски идут…

А это что такое?
На площади помост
Вверху плакат натянут
И надпись – ТЕЛЕМОСТ.

Чтоб власти связь с народом
Хоть как-то укреплять,
Вопросы президенту
Вы можете задать.

Вопрос по телефону
Не больше двух минут,
Дела у президента
Его в Барвихе ждут…

Вопрос у нас короткий
Вам нет ни в чём нужды
Быть может и в России
Счастливее всех Вы?

Не стану про Дамоклов
Рассказывать про меч,
И что заставить могут
Меня на рельсы лечь…

И с Первой Леди тоже
Не плохо мы живём,
Едим чего захочем,
Чего захочем пьём.

Перед царями стыдно
Случается порой,
Что правлю Я богатою,
Но бедною страной…

А почему в стране у нас??? -
Но отключили связь
К царю с вопросом каверзным
Ты лучше не подлазь…

Похоже, мы напрасно
Проделали весь путь,
И взяв закуску с водкой,
Решили отдохнуть.

Добрались до опушки
Ближайшего леска,
Газеты разложили,
Уселись у пенька.

В стаканчики разлили,
Принялись за обед,
Вдруг видят из лесочка
Выходит старый дед.

Отец! Коль ты не против,
И не куда спешить,
Хотим мы угостить тебя,
О жизни расспросить?

Да отчего же против,
Конечно, посижу,
По жизни есть вопросы?
Что знаю – расскажу.

Тут спор у нас случился
Коль знаешь, подскажи
Кому живётся весело
Вольготно на Руси?

А я б на вашем месте
Другой вопрос решал,
С чего таким счастливцем
Народ простой не стал?

И за станком, и в поле,
Все силы отдаёшь,
Так почему же плохо
На свете ТЫ живёшь?

Неделю поезд мчится,
А за окном всё Русь
Найти такое где-то,
Я просто не берусь…

Моря и реки с рыбой,
И газ и руды есть,
Луга с травою сочной,
Всего не перечесть…

Леса шумят густые,
И там и тут завод,
И, что всего важнее,
Талантливый народ!

Так почему случилось так,
Причина скрыта в чём?
Европы и Америки
Беднее мы живём…

Да, верно, интересней,
Важнее твой вопрос!
Да только как прикинем,
Ответ не так уж прост.

В кремле ответ не знают,
И Дума не поймёт,
В стране, что нужно сделать,
Чтоб лучше жил народ…

Вот в этом ВЫ не правы -
Ответ совсем простой,
Всего лишь надо думать
Своею головой.

А президенту с Думой
Не поручай сих дел,
Голодного ведь сытый
Всегда не разумел.

К примеру, президенту
Большую дали власть,
Живёт теперь неплохо
Живёт теперь он всласть.

Про Вас теперь забыли,
Ведь выборы прошли,
Спасибо, что к кормушке
Добраться помогли.

Народа жизнь улучшить,
Не нужен тут талант,
А просто не желает
Похоже ваш Гарант.

А если он не хочет
Народу в том помочь,
Так вместе с первой леди
И президента прочь.

И власть читая, слушая
Не дай себя надуть,
Тогда и к жизни правильной
Найдёшь ты верный путь.

Ещё одно запомнить
Советую сильней:
Ничтожества не стоит
Вам превращать в вождей!

Не ставить над собою,
Холуйски восхвалять,
А просто на работу
Достойных нанимать!

Ну , что , отец, спасибо
Помог ты нам понять,
Что нам для жизни лучшей
Давно пора менять!

Спешат домой обратно
В раздумьях мужики,
Но им ещё до счастья
Идти, идти, идти….

В.А.Ковальчук
22. 02. 2006г

13

www.chitalnya.ru

«Как живется чиновнику, боярину, купцу и царю в поэме «Кому на Руси жить хорошо»»

Планы к неосуществленным главам поэмы, конечно, представляют большой интерес при изучении творческого замысла Некрасова. В воплощении этих планов поэт дальше набросков не пошел. Это говорит не только о том, что автор не успел завершить своего грандиозного творения, но также и о том, что в процессе работы Некрасов изменил направление своего первоначального замысла. В 70-х гг., когда Некрасов энергично работал над поэмой, для него, как и для многих его передовых соотечественников, колоссальное значение приобрел вопрос о лучшем будущем народа, в частности крестьянства, о тех путях, которые приведут его к счастливой и радостной жизни. Этот важнейший вопрос оттеснил на второй план размышления о том, каково живется чиновнику, боярину, купцу и царю. Подобная проблема с достаточной определенностью решена в главах «Поп» и «Помещик».

Крестьянство после «освобождения» попало в новую, не менее тягостную, кабалу. «Освобожденный» от барщины, крестьянин,— писал В. И. Ленин,— вышел из рук реформатора таким забитым, обобранным, приниженным, привязанным к своему наделу, что ему ничего не осталось, как «добровольно» идти на барщину». Во многих губерниях крестьяне ответили на реформу бунтами, которые правительство царя-«освободителя» жестоко подавляло.

Открыто выразить свое отрицательное отношение к реформе Некрасов не мог по цензурным причинам. Поэту пришлось искать обходных путей, прибегать к иносказательности. Своеобразие и оригинальность некрасовских иносказательных приемов обнаруживается уже в прологе. В действительности же для поэта вопрос, счастливы ли представители верхов? — был до конца и без колебаний решен. Этим приемом Некрасов воспользовался для того, чтобы показать, насколько беспросветна и глубоко трагична жизнь трудового народа, обманутого и ограбленного реформой, показать, что крестьянин трудится в поте лица, а результаты его трудов достаются все тем же трем дольщикам:

* Работаешь один,
* А чуть работа кончена,
* Гляди, стоят три дольщика:
* Бог, царь и господин!

В этих строках заключается основной идейный смысл первых глав поэмы, выражающих с такой определенностью отношение поэта и к народу и к «власть имущим». «Кому на Руси жить хорошо» — подлинно народная поэма. Народность ее прежде всего в глубоком реализме, в критическом освещении социальной действительности с позиций революционера-демократа, в органической связи художника с народом и его творчеством. Некрасов обнаружил исключительное умение смотреть на жизнь глазами простого трудящегося человека, мыслить, чувствовать, говорить, как он, нашел такие готические средства, с помощью которых с предельной выразительностью отразил жизнь народных масс, их чаяния и стремления.

Он был поэтом того нового, революционно-демократического направления в литературе, которое возглавили лучшие представители классической русской философии и общественной мысли 60-х годов — Чернышевский и Добролюбов. В его поэзии ключом забила та активная, революционная струя, которая в дальнейшем историческом развитии влилась в новую волну пролетарского периода освободительного движения.

Некрасов был создателем демократической поэзии, ставшей могучим средством в революционной борьбе народа за свое освобождение. Ее широко использовали идеологи революционной демократии в агитационных целях.

Истоки некрасовского критического реализма идут от «натуральной школы», особенности которой наиболее полно определены В. Г. Белинским в следующей формуле: «В наше время искусство и литература больше, чем когда-либо прежде, сделались выражением общественных интересов».

Новый мир идей и образов требовал и новых художественных форм выражения; эстетические принципы Некрасова формировались в условиях острой борьбы, разгоравшейся в 50— 60-х гг. между сторонниками теории «чистого искусства» и идеологами революционной демократии.

Эстетические принципы Некрасова, как и его соратников Чернышевского и Добролюбова, включали в себя новое, принципиально отличное от положений теоретиков «чистого искусства» разрешение проблемы взаимоотношения формы и содержания.

Революционные демократы порицали тех, кто односторонне решал проблему, преклоняясь прежде всего перед формой, и боролись за такое искусство, в котором содержание и форма выступали бы в органическом единстве.Отличительной особенностью жанра” героической поэмы-эпопеи, как он канонизирован еще во времена античности, является широкое отражение какого-нибудь важного для судеб народа исторического события, изображение героев, утверждение: полноценной человеческой личности в единстве ее общественных и личных интересов в борьбе с враждебными социальными силами.

Мысль создать героическую народную поэму занимала также творческое воображение Пушкина. Его привлекал образ Петра I и его эпоха, герой будущей поэмы представлялся ему действующим вместе со своим народом. Во что вылился бы замысел Пушкина, мечтавшего создать эпопею о герое-вожде и герое-народе, неизвестно, так как он не нашел своей конечной реализации, хотя осуществлен частично в «Полтаве». Создать грандиозную поэму о Руси в ее прошлом, настоящем и в перспективе будущего считал, как известно, своей жизненной задачей Гоголь.

Показать самодержавную Россию в ее социальных противоречиях, в борьбе ее общественных групп задолго до Некрасова поставил своей задачей великий просветитель и революционер XVIII века А. Радищев в «Путешествии из Петербурга в Москву». Радищев в большей степени, чем кто бы то ни было из предшественников Некрасова, был созвучен и близок ему как поэту крестьянской демократии. Эту близость и преемственность можно проследить не только на проблематике произведений, но и на их жанровых и стилевых особенностях. Некрасов, несомненно, читал «Путешествие из Петербурга в Москву» и испытал его влияние, прежде всего в период формирования у поэта революционно-демократического материалистического мировоззрения.

www.allsoch.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о