Маклауд наше радио: Куда пропали и чем сейчас занимаются бывшие ведущие «Нашего радио»

Содержание

Коля маклауд где сейчас работает

« Наше радио» остается одной из самых смешных рок-н-ролльных радиостанций страны во многом благодаря ярким и харизматичным ведущим. Cosmo решил вспомнить , кто стоял у истоков. О том , чем сейчас занимаются Михаил Козырев , Юрий Сапрыкин и другие звездные « радисты», читай в нашем материале.

Cosmo рекомендует

Холода нипочем: топ самых модных теплых курток на осень-зиму – 2019/20

Какие брюки носить зимой-2020: лучшие теплые модели сезона

Михаил Козырев

Михаил Козырев считается одним из основателей « Нашего радио». Именно ему принадлежит идея создания радиостанции , на волнах которой звучала бы качественная рок-музыка постсоветского периода. Козыреву удалось превратить свою задумку в огромный успешный проект.

Команда « Нашего радио» во главе с Михаилом проводила рок-фестивали « Нашествие», «Максидром» и издавала собственный журнал. Помимо этого Козырев вел авторскую программу « Чартова дюжина», где рассказывал о 13 самых популярных музыкальных новинках недели.

В 2005 году он покинул пост генерального продюсера радиостанции , но продолжил деятельность в шоу-бизнесе. Сейчас Михаил занимается продюсированием , а также работает ведущим на телеканале « Дождь».

Юрий Сапрыкин

«Красотка и без макияжа»: Синди Кроуфорд в сауне восхитила поклонников

В начале нулевых Сапрыкин вел несколько передач и работал линейным диджеем на «Нашем радио». Слушатели радиостанции знают его по псевдониму Юрий Близорукий. «Воздух», «Красавица и чудовище», «Клиника-22» — шоу , в которых Близорукий вел жаркие дискуссии.

После ухода с «Нашего радио» Юрий занял должность главного редактора издательского дома « Афиша». На протяжении некоторого времени он также вел собственную колонку в журнале GQ и работал над проектом « Полка», посвященном русской литературе.

Ольга Максимова

Ольга Максимова проработала на «Нашем радио» 12 лет. С 1998 по 2010 год она вела утреннюю передачу « Шызгара-Шоу», которая стала настоящей визитной карточкой радиостанции. Ольга запомнилась слушателям нестандартным , но невероятно острым юмором. По истечении контракта Максимова вместе с напарниками по шоу перешла на радио MAXIMUM. Там она начала работу над новым проектом High Society. Сейчас Максимова ведет передачи на «Радио России».

Павел Картаев

Журналист Павел Картаев работал на «Нашем радио» на протяжении 15 лет. Он был соведущим Ольги Максимовой в передаче « Шызгара-Шоу». Слушателям он запомнился благодаря тонкому юмору и рассудительности. Работоспособности Картаева можно было только позавидовать: как-то Павел провел в прямом эфире 29 часов , установив своеобразный рекорд радиостанции. Сейчас он ведет программу « Уральские самоцветы» на радио « Маяк».

Коля Маклауд

« Шызгара-Шоу» принесло популярность и Коле Маклауду ( в жизни Владимир Емельянов. — Прим. ред.). Коля был одним из самых ярких соведущих Ольги Максимовой , с которой они позже вместе перешли работать на радио MAXIMUM. Позже он начал работать на радио « Вера», где вел собственную передачу « Светлый вечер». Сейчас Маклауд пропал с радаров: он не посещает светские мероприятия и избегает публичности.

Валерий Панюшкин

Заика Панюшкин — такое прозвище было у Валерия Панюшкина , который вел на «Нашем радио» шоу « Клиника-22». У журналиста были определенные проблемы с речью , но он не боялся выходить в прямой эфир и говорить открыто на любые темы.

Однако Валерий решил не продолжать карьеру радиоведущего и вернулся в печатные СМИ. Он долгое время работал в газете « Ведомости» и журнале « Сноб», а сейчас занимает должность главного редактора « Русфонда».

Текст: Екатерина Четверикова

Фото: Persona Stars , ТАСС , Instagram , Facebook

26 июня 2010 года

По сообщению источника на Радио Максимум, один из четырех ведущих его нового утреннего шоу Коля МакЛауд, он же НикНик, покинул команду «High Society» (Хай Сосаети).

Ведущие рейтингового «Шызгара-шоу» на Нашем Радио Оля Максимова, Николай Николаевич МакЛауд, Александр Бон, и Игорь Паньков, после смены владельца радиостанции в конце мая получили приглашение Русской Медиагруппы и с начала июня приступили к подготовке нового утреннего шоу на радиостанции

Maximum, входящей в холдинг РМГ.

15 июня 2010 года здесь и состоялась премьера нового утреннего шоу с названием «High Society». Но уже с началом следующей недели Коля Маклауд исчез из эфира.

Однако, никаких сообщений о том, что МакЛауд ушел из шоу не в эфире радиостанции, ни в СМИ найти и по сей день невозможно.

Лишь один из блогов, посвященный радио, так прокомментировал свои опасения касательно отсутствия в эфире МаклАуда:

«Пока радовались или горевали о „Хай сосайти (Хай сосаети, Хай сосайете?) шоу“ на Радио MAXIMUM, похоже, оттуда ушел один из двоих главных ведущих бывшей „Шызгары“ Коля МакЛауд. С понедельника (21 июня) Николая Николаевича в эфире Максимума нет и о его отсутствии Максимова, Бон и Паньков ничего не говорят. Вот, послушайте http://www.moskva.fm/play/2007/1277089518 . То же самое во вторник. Обычно замалчивается фамилия человека, который более не является сотрудником медиахолдинга.

Если МакЛауд решил вернуться на Наше Радио — это, конечно, по-своему похвально.

Однако, помнится, был в его творческой деятельности период, когда он вообще уходил с радио и занимался каким-то бизнесом.»

Однако, позже, источник в Русской Медиагруппе, пожелавший остаться неизвестным, подтвердил уход Коли МакЛауда, не сообщая о его дальнейших планах.

На Нашем Радио возвращение ведущего не подтвердили.

Николай МакЛауд (настоящее имя — Владимир Емельянов) — выходец из семьи врачей, желал продолжить дело родителей, поступив в медучилище при ММИ им. И.М.Сеченова. Однако, неожиданно для себя позже он поступает на актерский факультет Литовской государственной консерватории, успешно выступая некоторое время в театре.

Позже Владимир переключается на журналистику, заканчивая Институт Современного Искусства. С середины он вступает в насыщенную радийную жизнь, в разное время являясь ведущим «Престиж-радио», «Радио НСН», «

Радио Модерн» (С.Петербург), а также ведущим «шЫзгара шоу» на «Нашем Радио».

Радиоведущая стала первой гостьей «Шоумастгоуон» на радио Медиаметрикс

Радиоведущие.ру делятся самыми интересными моментами первого интервью Ольги Максимовой после арт-паузы – смотреть запись эфира.

– В Википедии регулярно «исправляют» возраст Ольги Максимовой – она то взрослеет, то молодеет.

– Радиоведущая мечтает озвучить мультик, хоть за «пельмени».

– Партнера ведущей – Колю Маклауда – на самом деле зовут Вовой, вместе Оля и Коля-Вова проводили больше времени, чем с родными.

– Кассета «Жаворонков на проводе» по продажам на «Горбушке» обгоняла группу «Блестящие».

– Решение о «разводе» с Радио MAXIMUM Ольга Максимова приняла сама. Некоторое время до этого у ведущей были проблемы с голосом, появилась хрипотца.

– Ролик, который радиоведущая планировала разместить в соцсетях и рассказать о расставании с MAXIMUM, Ольга «клеила» несколько дней и хотела, чтобы фоном звучала песня группы Queen – Live Forever.

Но Инстаграм эту идею запорол, так что пришлось использовать дурацкую мелодию.

– Ольга Максимова всегда мечтала писать и сейчас работает над сценарием.

– Нынешнее положение дел на радио ведущая сравнивает с «Игрой Престолов».

– Слушатели не раз благодарили Ольгу Максимову за то, что в непростые минуты жизни она помогала им оставаться на плаву, а шутки в шоу с её участием были глотком свежего воздуха.

В следующий четверг, 28 сентября, Ольга Максимова проведёт полноценный эфир своего «Шоумастгоуон», начало в 18:00.

Запись первого эфира смотрите прямо сейчас.

Текст Радиоведущие.ру

Фото Инстаграм

Перепечатка запрещена

Вступление. Интервью Ольги Максимовой

Первый эпизод шоу от 28.09.2017

Наше Радио.
Точно Наше? | My Rock-n-Roll

Золотое время радиостанции «Наше Радио» пришлось на тот момент, когда у руля находился Михаил Козырев. После того, как Борис Березовский предложил возглавить Михаилу радиостанцию, которая станет противовесом единственной радиостанции, транслирующей русскоязычную музыку- «Русское радио». По желанию Бориса Березовского, на радио должна была вещать рок-музыка. Открытие эфира «Наше Радио» было в 1998 году, с песни Виктора Цоя «В наших глазах». И с этого момента В Наших Глазах начался взлет станции. С последующим неизбежным падением (Дринкинс, сколько серий нам еще падать?)) В Наших Глазах.

Михаил Козырев

Основной контент на станции составляли монстры отечественной рок-музыки, легенды Ленинградского, Свердловского рок-клубов, и Московской рок-лаборатории. Так же транслировались записи звезд отечественной эстрады. Постепенно контент стал разбавляться молодыми альтернативными группами. Михаил Козырев в принципе создал условия для монетизации групп, что стало толчком к развитию в Российской рок-индустрии, в последствии дав слушателям много замечательных команд.

Однако, в 2005 году его уволили с поста генерального директора, обусловив это низкими рейтингами, и низкой динамикой доходов. Вот с этого момента и пошло «крутое пике». В музыкальном плане начался застой, транслировались 20-30 команд из групп- выходцев рок-клубов. Настала полная стагнация. Последним моментом добившим меня- стал уход Павла Картаева и Вахтанга Махарадзе. В музыкальном плане стало все еще хуже, постепенно даже в Чартову Дюжину стали попадать и занимать там ( о Боги) первые места рэп-коллективы. Другого места видимо им не нашлось. Теперь же, там слушать вообще нечего. Засилье рэперов, непонятных инди-рокеров, неинтересные передачи. Более менее спасает ситуацию Дневной эфир Дмитрия Ленского, да и то, надолго ли? Вот и возник вопрос, А Наше ли оно?

Оценивай статью, пиши свое мнение в комментариях, подписывайся на канал, если было интересно! Добра-бобра тебе, до скорого!

"Наше" радио кончилось? (с. 6,3)

Коля МакЛауд покинул команду утреннего шоу на радио Maximum
Рубрики: НАШЕ , РАДИО

26.

06.2010

По сообщению источника на Радио Максимум, один из четырех ведущих его нового утреннего шоу Коля МакЛауд, он же НикНик, покинул команду «High Society» (Хай Сосаети).

Ведущие рейтингового «Шызгара-шоу» на Нашем Радио Оля Максимова, Николай Николаевич МакЛауд, Александр Бон, и Игорь Паньков, после смены владельца радиостанции в конце мая получили приглашение Русской Медиагруппы и с начала июня приступили к подготовке нового утреннего шоу на радиостанции Maximum, входящей в холдинг РМГ.

15 июня 2010 года здесь и состоялась премьера нового утреннего шоу с названием «High Society». Но уже с началом следующей недели Коля Маклауд исчез из эфира.

Однако, никаких сообщений о том, что МакЛауд ушел из шоу не в эфире радиостанции, ни в СМИ найти и по сей день невозможно.

Лишь один из блогов, посвященный радио, так прокомментировал свои опасения касательно отсутствия в эфире МаклАуда:

«Пока радовались или горевали о „Хай сосайти (Хай сосаети, Хай сосайете?) шоу“ на Радио MAXIMUM, похоже, оттуда ушел один из двоих главных ведущих бывшей „Шызгары“ Коля МакЛауд.

.. С понедельника (21 июня) Николая Николаевича в эфире Максимума нет и о его отсутствии Максимова, Бон и Паньков ничего не говорят. Вот, послушайте http://www.moskva.fm/play/2007/1277089518. То же самое во вторник. Обычно замалчивается фамилия человека, который более не является сотрудником медиахолдинга.

Если МакЛауд решил вернуться на Наше Радио — это, конечно, по-своему похвально.

Однако, помнится, был в его творческой деятельности период, когда он вообще уходил с радио и занимался каким-то бизнесом.»

Однако, позже, источник в Русской Медиагруппе, пожелавший остаться неизвестным, подтвердил уход Коли МакЛауда, не сообщая о его дальнейших планах.

На Нашем Радио возвращение ведущего не подтвердили.

Из биографии Коли Маклауда
Николай МакЛауд (настоящее имя — Владимир Емельянов) — выходец из семьи врачей, желал продолжить дело родителей, поступив в медучилище при 1-м ММИ им. И.М.Сеченова. Однако, неожиданно для себя позже он поступает на актерский факультет Литовской государственной консерватории, успешно выступая некоторое время в театре.

Позже Владимир переключается на журналистику, заканчивая Институт Современного Искусства. С середины 90-х он вступает в насыщенную радийную жизнь, в разное время являясь ведущим «Престиж-радио», «Радио НСН», «Радио Модерн» (С.Петербург), а также ведущим «шЫзгара шоу» на «Нашем Радио».

x

Ольга максимова и коля маклауд

Оля Максимова и Коля Маклауд – ведущие на праздниках, конферансье.

Дорогие друзья, дорогие слушатели. Сегодня, 28 мая 2010 года был последний эфир шЫзгары: 11,5 лет сотрудничества с Нашим Радио подошли к концу. Все эти годы мы с любовью участвовали в создании, становлении и укреплении авторитета радиостанции и желаем Нашему Радио огромной удачи, всегда будем с теплом и нежностью вспоминать время, отданное работе в этой прекрасной компании с прекрасными людьми. Искренне желаем радиостанции успехов, процветания и как можно больше благодарных слушателей. А иначе и не может быть, ведь у данного музыкального формата, пожалуй, самая преданная и верная аудитория.

Наш командный уход – наше общее добровольное решение и наше общее желание что-то поменять в своей жизни. И не вешайте нос – мы обязательно услышимся. Пока это всё, что я могу прокомментировать по данному свершившемуся факту.

26 июня 2010 года

По сообщению источника на Радио Максимум, один из четырех ведущих его нового утреннего шоу Коля МакЛауд, он же НикНик, покинул команду «High Society» (Хай Сосаети).

Ведущие рейтингового «Шызгара-шоу» на Нашем Радио Оля Максимова, Николай Николаевич МакЛауд, Александр Бон, и Игорь Паньков, после смены владельца радиостанции в конце мая получили приглашение Русской Медиагруппы и с начала июня приступили к подготовке нового утреннего шоу на радиостанции Maximum, входящей в холдинг РМГ.

15 июня 2010 года здесь и состоялась премьера нового утреннего шоу с названием «High Society». Но уже с началом следующей недели Коля Маклауд исчез из эфира.

Однако, никаких сообщений о том, что МакЛауд ушел из шоу не в эфире радиостанции, ни в СМИ найти и по сей день невозможно.

Лишь один из блогов, посвященный радио, так прокомментировал свои опасения касательно отсутствия в эфире МаклАуда:

«Пока радовались или горевали о „Хай сосайти (Хай сосаети, Хай сосайете?) шоу“ на Радио MAXIMUM, похоже, оттуда ушел один из двоих главных ведущих бывшей „Шызгары“ Коля МакЛауд. С понедельника (21 июня) Николая Николаевича в эфире Максимума нет и о его отсутствии Максимова, Бон и Паньков ничего не говорят. Вот, послушайте http://www.moskva.fm/play/2007/1277089518 . То же самое во вторник. Обычно замалчивается фамилия человека, который более не является сотрудником медиахолдинга.

Если МакЛауд решил вернуться на Наше Радио — это, конечно, по-своему похвально.

Однако, помнится, был в его творческой деятельности период, когда он вообще уходил с радио и занимался каким-то бизнесом.»

Однако, позже, источник в Русской Медиагруппе, пожелавший остаться неизвестным, подтвердил уход Коли МакЛауда, не сообщая о его дальнейших планах.

На Нашем Радио возвращение ведущего не подтвердили.

Николай МакЛауд (настоящее имя — Владимир Емельянов) — выходец из семьи врачей, желал продолжить дело родителей, поступив в медучилище при ММИ им. И.М.Сеченова. Однако, неожиданно для себя позже он поступает на актерский факультет Литовской государственной консерватории, успешно выступая некоторое время в театре.

Позже Владимир переключается на журналистику, заканчивая Институт Современного Искусства. С середины он вступает в насыщенную радийную жизнь, в разное время являясь ведущим «Престиж-радио», «Радио НСН», «Радио Модерн» (С.Петербург), а также ведущим «шЫзгара шоу» на «Нашем Радио».

Радиоведущая стала первой гостьей «Шоумастгоуон» на радио Медиаметрикс

Радиоведущие.ру делятся самыми интересными моментами первого интервью Ольги Максимовой после арт-паузы – смотреть запись эфира.

– В Википедии регулярно «исправляют» возраст Ольги Максимовой – она то взрослеет, то молодеет.

– Радиоведущая мечтает озвучить мультик, хоть за «пельмени».

– Партнера ведущей – Колю Маклауда – на самом деле зовут Вовой, вместе Оля и Коля-Вова проводили больше времени, чем с родными.

– Кассета «Жаворонков на проводе» по продажам на «Горбушке» обгоняла группу «Блестящие».

– Решение о «разводе» с Радио MAXIMUM Ольга Максимова приняла сама. Некоторое время до этого у ведущей были проблемы с голосом, появилась хрипотца.

– Ролик, который радиоведущая планировала разместить в соцсетях и рассказать о расставании с MAXIMUM, Ольга «клеила» несколько дней и хотела, чтобы фоном звучала песня группы Queen – Live Forever. Но Инстаграм эту идею запорол, так что пришлось использовать дурацкую мелодию.

– Ольга Максимова всегда мечтала писать и сейчас работает над сценарием.

– Нынешнее положение дел на радио ведущая сравнивает с «Игрой Престолов».

– Слушатели не раз благодарили Ольгу Максимову за то, что в непростые минуты жизни она помогала им оставаться на плаву, а шутки в шоу с её участием были глотком свежего воздуха.

В следующий четверг, 28 сентября, Ольга Максимова проведёт полноценный эфир своего «Шоумастгоуон», начало в 18:00.

Запись первого эфира смотрите прямо сейчас.

Текст Радиоведущие.ру

Фото Инстаграм

Перепечатка запрещена

Вступление. Интервью Ольги Максимовой

Первый эпизод шоу от 28.09.2017

Караван +Я / Материалы номера

  "НАШИ" В ГОРОДЕ! 

9 января 2000 года в Твери, на частоте 105,5 FM, начала свое вещание радиостанция "Наше Радио". 10 января 2001 года появился собственный эфир, составляющий на сегодняшний день четыре часа местного вещания в сутки. А 24 февраля наш город посетили ведущие и авторы утреннего "Шизгара-Шоу" на "Нашем Радио" Оля Максимова и Коля Маклауд. На состоявшейся пресс-конференции присутствовали также Алексей Седов, директор по развитию "Нашего Радио", и Константин Соколов, генеральный директор "Наше Радио-Тверь". Предлагаем вам наиболее интересные вопросы и ответы знаменитых радио-диджеев.

- Как бы вы определили концепцию "Нашего Радио" и как она рождалась?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
Оля Максимова: - Насчет концепции лучше к Мише Козыреву, я думаю, поскольку программирование радиостанции - все-таки не наша профессия. А как она рождалась, можно сказать: рождалась она тихо и скромно...
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspКоля Маклауд: - Посредством кесарева сечения. ..
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspО.М.: - Рождалась на базе одной из московских радиостанций, передававшей джазовую музыку, в маленьких комнатках. Сидели, прикидывали, что можно придумать касательно утреннего шоу. Думали относительно рубрик, думали, как их лучше оформить. Они трансформировались за время своего существования, а поскольку в Твери "Наше Радио" существует всего лишь год, вы получили уже готовый продукт, который за этот год оформился и подрос. Все сами, как обычно.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp- А мы - это кто?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
О.М.: - Мы - это наша команда, команда утреннего шоу. Естественно, Миша Козырев, который является главным корректором всех наших идей, мы с Колей и Колей Мегвелидзе, нашим продюсером. Это тот костяк, который занимается утренним шоу.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp- Кто вы по образованию?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
К. М.: - Я школьник, окончивший восьмилетку, не пожелавший заканчивать десять классов. После школьного образования я - медсестра широкого профиля, поскольку не было в Советском Союзе такой штатной единицы, как "медбрат". К сожалению, не получилось окончить актерский факультет. После этого я получил журналистское образование, по диплому я - телевизионный журналист.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspО.М.: - Я филолог. Моя специальность - скандинавская литература и шведский язык. Выпускница МГУ филологического факультета романо-германского отделения.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspАлексей Седов: - Вот так вот жизнь бросает!
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp- Не обижаются ли слушатели на ваши шалости в эфире?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
А.С.: - Искренность в эфире, как мне кажется, подкупает, и обижаться на это просто бессмысленно.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspО.М.: - Я думаю по-другому. Безусловно, эти шутки очень персональны. Я, например, ненавижу телефонные розыгрыши. Когда мы начинали на радио "Максимум", у нас была рубрика "Жаворонки на проводе", в которой мы разыгрывали слушателей по телефону по заявкам их друзей. Для меня это было самое ненавистное, что есть в жизни: я еще в детстве боялась звонить мальчикам и хрюкать им по телефону. Я могу сказать, что и сейчас эти телефонные розыгрыши - не самое приятное, что мне приходится делать. Но эти вещи очень многим нравятся, они имеют рейтинг, поэтому мы этим занимаемся. Мне больше нравится заниматься другими вещами, написанием "Утренней Пурги", например. Еще мне нравится "Упс". Я думаю, что всем иногда хочется скабрезно и матерно закончить какую-нибудь строчку из песни. Я думаю, что это очень естественная игра, всем очень близкая.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp- Случается ли у вас творческий кризис?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
К. М.: - А как же! Бывает, бывает.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspО.М.: - Да, конечно, случается. Тогда все выходит более низкого качества. Хотя, по-моему, провалов мы не допускаем.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspК.М.: - Когда у Станиславского спрашивали: "А как же вдохновение?" - он отвечал: "А я не знаю, как вдохновение! Спектакль начинается в семь часов вечера, будьте добры к этому времени вдохновение иметь!"
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp- Собираетесь ли вы крутить в эфире тверские группы?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
Константин Соколов: - Они уже там есть. У нас уже крутятся шесть команд, еще две на подходе.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp- Какие радиостанции вам вообще нравятся?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
А.С.: - "Наше Радио"!
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspО. М.: - Глупо считать, что мы приходим на работу, чтобы слушать нашу любимую музыку. Мы приходим туда, чтобы работать, а не гонять свои любимые пластинки. Другое дело, что большинство музыки, которая крутится на "Нашем Радио", меня вполне устраивает и не вызывает у меня раздражение. Но есть некоторые радиостанции, на которых мне было бы некомфортно работать, потому что мне не нравится, что там крутят, хоть умри. Что касается радиостанций, которые мне очень симпатичны по музыке, то в последнее время это московское радио "Ультра", которое передает альтернативную музыку. Эта радиостанция также входит в наш холдинг, это наша вторая радиостанция, она у меня всегда настроена в машине и я с удовольствием слушаю эту музыку.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspА.С.: - 100,5 FM, если будете в Москве, слушайте.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspО.М.: - А Маклауд очень любит джаз.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspК. М.: - Поскольку стиль жизни мой, если можно так сказать, - сибаритство окончательное (потому что другого выхода нет), цинизм и сибаритство, я могу задать вам встречный вопрос: если вы готовите киевские котлеты, вы способны дома или в гостях их есть? Поэтому я радио вообще не слушаю - ни свое, ни чужое, совсем не слушаю. Это не потому, что я считаю, что у меня как у радиоперсоны конкурентов быть не может, просто не слушаю. Мне это неинтересно.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp- Что вы знаете о Твери?
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp
О.М.: - Коньяк привозят по низким ценам. И хорошие матрешки.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspК.М.: - И отвратительные дороги. С этим надо что-то делать. Это безопасность, прежде всего. Нельзя ездить по таким дорогам. Просто нельзя.

Александр Завгородний фото Анаиды Джилавян

ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!

  Ушли в прошлое времена, когда за столами игорных заведений можно было увидеть седовласых, маститых крупье с подчеркнуто благородными манерами ведения игры. Сегодня большинство казино, не исключая тверские, предпочитают отдавать роль распорядителей игры молодым, обаятельным, приятным в общении людям. Впрочем, для успешной работы крупье этих трех качеств явно недостаточно.

БЫТЬ КРУПЬЕ - ТАЛАНТ НУЖЕН

Непосвященным может показаться, что сдавать карты за покерным столом, крутить барабан рулетки да отсчитывать клиентам выигранные фишечки - наука довольно простая. Ан нет! Чтобы стать крупье, особый талант нужен. Процесс подбора кандидатур на эту должность, пожалуй, сравним лишь с вступительным экзаменом в театральный институт.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspОбъявляя конкурс на вакантное место крупье, тверские казино готовятся к некоему паломничеству кандидатов. В среднем на собеседование приходит от 100 до 150 человек в возрасте 18-27 лет. Большинство почти сразу получают отказ. Один лицом не вышел, другой отпугивает жуткими татуировками, третьего от маленького роста не спасают даже каблуки, а у четвертого оказались слишком короткие пальцы на руках, тогда как крупье должен запросто умещать между своими пальчиками 20 и более фишек-чипов. На собеседовании необходимо проявить и свое обаяние, артистичность, коммуникабельность. Но самое главное - наличие хорошей зрительной памяти, мгновенной реакции и математического склада ума. К сожалению, немало тех, кто, мечтая стать крупье, с трудом вспоминает таблицу умножения, а перемножить, например, 14 и 17 им вовсе не под силу. Может быть, поэтому к основному отборочному туру, проходящему в виде тестирования, допускается человек 30, к учебе приступают 10-12, заканчивают обучение всего 5-6 человек.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspШколы крупье в Твери не существует - каждое казино само готовит для себя специалистов. Исключение - "Split", входящее в одну из крупнейших на территории СНГ систем игорного бизнеса. Подготовку крупье для работы в этом казино осуществляется специально подготовленными преподавателями с Украины.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspОбучение крупье длится примерно полтора-два месяца. В ходе учебы некоторые расстаются с мечтой стать частицей игорного бизнеса. Причины разные: кто-то оказался не слишком внимательным, кто-то понял, что не сможет совмещать работу и учебу в вузе, а кому-то попросту запретили домашние, полагая, будто казино является притоном криминала и наркотиков. Встречаются и курьезные случаи. Не так давно в одном из тверских казино успешно прошел через сито конкурсного отбора паренек. Обаятельный, с феноменальной памятью и выраженными математическими способностями - казалось, быть крупье ему сам Бог отпустил! Но по ходу обучения молодой человек все время путал цвета фишек, а чуть позже выяснилось, что он страдает дальтонизмом!

СООТВЕТСТВОВАТЬ ИНСТРУКЦИИ

Удачно сдав экзамен за игровым столом, выпускник получает своеобразный диплом и обретает рабочее место. Приступая к трудовому процессу, крупье расписывается в инструкции, где черным по белому обозначены все "можно" и "нельзя". Однако помимо инструкции существует еще целый свод не запечатленных на бумаге правил.
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspВ соответствии с ними крупье всегда должен выглядеть так, будто он только что вышел из комбината бытового обслуживания: выутюженная униформа, начищенная до блеска обувь, аккуратная прическа, коротко остриженные, не отвлекающие клиента ярким лаком ногти (что иногда печалит девушек-крупье). Недопустимо появляться в зале, где идет игра с личными деньгами, игровыми фишками, в одежде с незашитыми карманами, с распущенными длинными волосами (если таковые имеются!), с часами, браслетами на руках, кольцами (за исключением обручального), перстнями и другими подобными побрякушками на пальцах. Крупье нельзя сидеть за игровым столом, пить спиртные, прохладительные напитки, курить, жевать бутерброды, "Орбит", "Стиморол" и все, что еще жуется. Ему запрещается хамить, грубить, огрызаться, потирать от радости руки в случаях проигрыша клиента и, конечно же, мухлевать!
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspО классе игорного заведения можно судить по тому, как часто меняются крупье в течение игры. В игорных заведениях города крупье чередуют 20 минут работы с таким же по продолжительности отдыхом. Кто и когда ввел 20-минутную вахту - сказать сложно. Однако мировой опыт показывает, что именно через треть часа работы возле игорного стола у крупье снижаются внимание и уровень сосредоточенности, ухудшаются реакция и скорость счета. Кроме того, считается, что за 20 минут клиент с крупье не смогут договориться о совместных махинациях и при таком раскладе результат игры всегда остается честным.

О БЕДНОМ КЛИЕНТЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО...

Пожалуй, сочетание "бедный клиент" не вяжется с образом посетителей казино. Хотя пожалеть "продувшего" за вечер тысяч 5-10 можно. Реакции иногда в таких случаях более чем непредсказуемые. Но крепкое слово или угрозы в адрес крупье в тверских игорных домах большая редкость. Обычно завсегдатаи довольно стоически переносят потерю, молча, поджав губы или прошептав что-нибудь наподобие: "Блин, вот невезуха!"
&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbspРадость от выигрыша, каким бы плачевным он ни оказался для казино, крупье обязан разделить с клиентом - улыбнуться, поздравить и поблагодарить за интересную партию. И счастливчик, как правило, не остается в долгу. Дорогое вино, коньяк или шоколад в знак благодарности за хорошую игру нередко поджидают крупье в завершение рабочей смены. Кстати, 8 Марта тверские казино порой превращаются в оранжереи - посетители появляются с роскошными букетами цветов и поздравлениями в адрес очаровательных крупье. А поздравив, вновь садятся к игровому столу, подвластные фразе: "Ваши ставки, господа!"

ОФИЦИАНТ ИГРОВОГО СТОЛА

Крупье иной раз сравнивают с официантами. Только первый распоряжается за столом казино, второй - ресторана. Может быть, поэтому в современном мире профессия крупье служит лишь отправной точкой к дальнейшему росту. Те, кто втянулся в игровой бизнес и не в силах расстаться с духом казино, со временем становятся старшими крупье, менеджерами или занимают другие руководящие должности. Некоторые, накопив денег, открывают собственное дело, другие находят себя в науке или банковской структуре, например. Так что не удивляйтесь, если когда-нибудь в трудовой книжке вашего талантливого, импульсивного, мудрого, инициативного чудо-начальника промелькнет старенькая запись: "Принят на должность крупье казино".

Наталья Шутова Фото Анаиды Джилавян

 

Афиша Волна: «Наше радио» – Архив

Что это было

Созданная уволенным с радио Maximum медиавизионером Михаилом Козыревым на деньги Руперта Мердока и Бориса Березовского радиостанция первой в России сосредоточилась на российской гитарной музыке — как классической («Кино», «Аквариум», «Пикник» и так далее), так и новорожденной. В первые годы существования, впрочем, роком жанровый диапазон «Нашего» отнюдь не ограничивался — тут появлялись и «Амега», и Леонид Агутин, и Кристина Орбакайте, — но главным достижением станции все равно стал перезапуск уже умершего, как многим казалось, жанра: во многом именно благодаря Козыреву и его команде в России появилась огромная новая генерация популярных гитарных групп — как тех, что остаются на плаву до сих пор («Би-2», «Ночные снайперы» и проч. ), так и тех, что теперь воспринимаются исключительно как ностальгические приметы времени («Танцы минус», «Мультфильмы», «Жуки» и так далее). Вовремя почуяв новый тренд, заданный возникшими на радарах незадолго до «Нашего» Лагутенко и Земфирой, радио в первые годы радикально взбодрило здешнюю рок-музыку, снова сделав ее модной и молодежной.

Успех станции быстро экстраполировался и в мир за пределами радиочастот: запущенный в 1999-м фестиваль «Нашествие» и сейчас является самым массовым музыкальным сборищем в стране; параллельно издавались одноименные сборники, расставлявшие ориентиры в области новой музыки для тех, у кого по каким-то причинам не было доступа к эфирам. Постепенно, впрочем, новые коммерчески эффективные хедлайнеры задавили следующее поколение новичков, да и формат станции становился все более монолитным — и породил не одно поколение совершенно одинаковых групп, пытавшихся попасть в ротацию, играя как «Сплин» или «Король и Шут». В 2005-м основатель «Нашего» Козырев покинул станцию из-за разногласий с инвестором, после чего миссионерская составляющая из эфира исчезла совершенно (зато в эфире появилась запрещенная Козыревым «Гражданская оборона»): радио меняло руководство и менеджмент, шло на поводу у самой консервативной части аудитории, игнорировало новые имена кроме тех, которые игнорировать уже было невозможно, и в итоге окончательно превратилось в жупел.  Последняя попытка вывести радиостанцию из анабиоза была предпринята год назад программным директором Семеном Чайкой (до этого ведущим передачи «Живые» на радио «Маяк»), который попытался разбавить эфир парой десятков ранее не фигурировавших в ротации старых групп (вроде Distemper) и новыми именами. Хотя вкусовые предпочтения Чайки не назовешь новаторскими, в эфир он приглашал, например, «Наадю» и «Краснознаменную дивизию имени моей бабушки». Так или иначе, ничего не получилось и у него: в мае 2014-го Чайка покинул свой пост, а руководство «Нашего» отчетливо заявило о возвращении к проверенной реакционной политике под лозунгом «Играем то, что нужно».

Михаил Козырев генеральный продюсер «Нашего радио» (1998-2005)

«Запуская «Наше радио», мы пытались понять, удовлетворяет ли человека, который хочет послушать русскую музыку, «Русское радио». Было очевидно, что не удовлетворяет. Вкусы у людей очень разные, поэтому мы максимально широко развернули сеть, в которую стали ловить музыку, — от групп «Гости из будущего» и Hi-Fi до Леонида Агутина и Михея и «Джуманджи» (об этом можно судить по сборнику «Нашествие, шаг первый»). Все, что мы пробовали, слушателями неизбежно посылалось с высокой горы. Нам приходилось выбирать, что важнее оставить в эфире — электронный ремикс «Гостей из будущего» или полубардовские песни Константина Никольского. Константин Никольский всегда выигрывал. Может быть, это объяснялось тем, что поп-музыку можно было услышать на «Европе Плюс» или на «Русском радио», а другой край больше никто не крутил, поэтому люди выбирали наиболее характерные для рок-формата вещи. «Калинов мост», «Пикник», «Крематорий» — этого же всего нигде не было. До «Нашего» рок-музыка не могла собрать существенных площадок нигде в медийном пространстве, кроме «Максимума». Вот почему с появлением «Нашего» такая волна поднялась: стало ясно, куда нести музыку.

Со временем мы попали в ситуацию, при которой шаг влево или вправо воспринимался как попытка к бегству. У музыки чуть тяжелее, типа «Я и друг мой грузовик», не оказывалось никаких шансов, чуть легче — вроде какого-нибудь эксперимента Тани Булановой с альтернативным проектом «Табу» — тоже. У меня есть непроходящий комплекс вины перед теми, кого мы так толком и не сумели раскрутить в эфире. Мои личные симпатии по отношению к группам Tequilajazzz или «Аукцыон» каждый раз разбивались о полное непонимание предпочтений аудитории. Приходилось принимать, что голос их фанатов тонет в чарующем угаре поклонников «Кипелова» и «Арии». В этом плане моим персональным кошмаром, конечно, была «Чартова дюжина», хотя это самый интересный для слушателя формат — он всегда дослушает ее до конца, потому что любопытно, что там наверху. Идея, что в «Чартовой дюжине» присутствует еще что-то, помимо объявления номеров, возникла именно из-за того, что неделя за неделей приходилось объявлять те же самые песни. Тут же появился и «Квартет И», с которым мы придумали несколько рубрик — например, «Черновики», когда мы брали строчку из какого-нибудь набившего оскомину хита и сочиняли для нее смешные варианты. С нашим звукорежиссером Сережей Чиком мы аранжировали песни в совершенно противоположных им стилях — например, переигрывали песню Бутусова «Я шел к себе домой» в духе группы Rammstein или «Арию» в духе «Миража».

В 1999-м Таня Буланова могла звучать так — и могла звучать на «Нашем радио»

Если бы с самого начала нами частично не владели американцы параллельно с Березовским, нам было бы гораздо легче. Для Березовского «Наше радио» было игрушкой: какие там доходы от радио, если у него есть Первый канал! Радиостанция была ему нужна только как сфера влияния: ему стратегически важно было получить Руперта Мердока в качестве своего партнера. Ну а американцы привыкли к тому, что если есть бизнес, то он должен приносить деньги. Если бы на кону были бы мои собственные деньги, я бы рисковал гораздо больше, но я должен был каждый год показывать цифры доходов и цифры рейтингов, обещать, что в этом году мы выйдем в ноль, а в том заработаем прибыль… Это не значит, что я шел против себя: все песни, которые на «Нашем радио» звучали, я мог слушать. Перед богом клянусь, что всем, кто делал что-то приемлемое, я старался давать возможность высказаться. Были феерические … [упущения] — например, с песней «Поэзия» группы «Полюса». Прекрасная история вышла с группой «7Б», которая оставила диск на проходной с песней «Молодые ветра» без названия, только с телефоном директора. Когда мы начали по нему звонить, он оказался отключен за неуплату. Я помню, что пришел на программу «Взгляд» к Саше Любимову и прямо с экрана сказал: «Ребята, кто нам оставил этот диск, пожалуйста, дозвонитесь до нас». Конечно, они позвонили в ту же ночь. Первые год-два я слушал все новые группы сам, потом придумал «Худсовет»: раздавал всем нашим диджеям по 10 пластинок, и раз в неделю мы собирались и ставили максимум по три отобранных песни каждый, и то на все новые диски не хватало времени.

Конечно, никто в таком количестве не играл Земфиру, как «Наше радио». Никто так согласованно с ее выпускающей компанией не шел по всем запускам ее новых песен (первой была «СПИД»). Эрнст принимал в этом участие, поскольку она его сразу покорила. То есть все выпускалось в таком треугольнике: компания Real Records, Первый канал, где крутились ее клипы, и «Наше радио». В тот момент, когда пластинка уже должна была выйти, я неожиданно обнаружил, что на ней будет красоваться логотип «Европы Плюс». Это был первый случай, когда я проклял продюсера Леонида Бурлакова, отдавшего диск «Европе Плюс» за нашей спиной: мы играли Земфиру вовсю, но у «Европы Плюс» была, конечно, куда большая аудитория.

Сорокаминутный репортаж со второго фестиваля «Нашествие», состоявшегося в 2000-м. Где-то на третьей минуте можно увидеть совсем молодую группу «Сансара»

«Нашествие» — это была глобальная авантюра. Тогда мы еще не могли посчитать, сколько билетов продали, сколько человек к нам приедет, а приехало гораздо, гораздо больше, чем мы планировали: мы переступали через палатки и тела, пробираясь к сцене. В общем, с точки зрения маркетинга это была очень правильная фишка, за которую нас, конечно, сразу возненавидели. Количество музыкантов, желавших попасть на «Нашествие», превышало количество тех, кто хотел попасть к нам в эфир. У музыкантов существовала иллюзия, что вот они выйдут, споют три песни — и все о них узнают. На самом деле это так не работало — в ту пору радиоэфиры были главным ключом к успеху. Поэтому, чтобы попасть на фестиваль, нужно было сначала попасть в эфир. Единственным исключением, пожалуй, была группа «Мертвые дельфины» — парень из Грозного, диск которого мне принес Вова Месхи, а я ему всегда очень доверял. Он был на «Нашествии» дважды, и оба раза мы ему придумывали интересные фишки: в первый раз он выступал с забинтованными руками, а во второй он пел песню «На моей луне» и в какой-то момент начинал подниматься над сценой на цепях в позе распятия.

Мой уход был связан с тем, что цифры рейтингов перестали расти. Моя вполне обоснованная позиция была такой: любой человек, который теоретически может слушать «Наше радио», его уже слушает. Инвесторов это не убеждало, потому что с каждым годом станций становилось больше, а рынок рекламный не рос с такой скоростью. Я предлагал: давайте мы эти деньги будем добирать не рекламой — вот у нас есть диски, вот фестиваль, вот еще один фестиваль, вот фестивали в разных городах, давайте телепрограммы еще продюсировать. Придумали «Неголубой огонек», «Новогоднюю ночь с Олегом Меньшиковым» — это все деньги, которые приносила наша творческая команда. Но их этот вариант не устроил. Что было после моего ухода — не хочется никого обижать, но цифры говорят сами за себя».

Юрий «Близорукий» Сапрыкин ведущий «Нашего радио» (1998–2003)

«Сначала речи о том, что «Наше радио» — это радиостанция каких-то валяющихся в грязи рокеров, вообще не было. Там перемешаны были Кристина Орбакайте с группой «Телевизор», Леонид Агутин со «Звуками Му», а группа «Ария» была представлена разве что песней «Улица роз» раз в пятилетку. Как сказал в свое время Илья Осколков-Ценципер, для успеха радио достаточно через каждые две песни крутить группу «Кино» — тогда это воспринималось не то что как откровение, а просто ничего подобного не было.

Несколько болванок с какой-то отборной дичью нарезал нам Артемий Троицкий. Я хорошо помню, как в одном из плейлистов обнаружил песню группы «ДК» «Рыба и овощи» с альбома «Непреступная забывчивость». Эта песня представляет собой 45-секундный кусок лингафонного курса русского языка. Мужчина говорит: «Верочка, что у нас сегодня на обед?» — «Рыба». — «А что еще?» — «Овощи». — «Вот хорошо!» И так повторяется два или три раза. Я, в отличие от программного директора, эту песню знал, поэтому с огромным восторгом однажды выдал ее в таком виде в эфир.

Клип «Алисы» на песню «Трасса Е-95»; в роли ангела — Валерий Панюшкин

У меня на «Нашем радио» в какой-то момент завелось вечернее разговорное шоу «Клиника-22», которое мы вели с Валерой Панюшкиным. Вообще, поставить Панюшкина вести прямой эфир было идеей не менее дикой, чем поставить песню «Рыба и овощи». Дело в том, что Панюшкин при всей своей небесной красоте и грандиозном таланте довольно сильно заикается. Известно, что Панюшкин произносил в клипе «Алисы» «Трасса Е-95» какие-то фразы, и однажды, когда он пришел в студию «Нашего радио», заиграла как раз эта песня, и Миша Козырев предложил: «Давай ты сейчас скажешь свою фразу из клипа «Выдры перегрызли все провода» — вот слушатели удивятся-то!» И вот во время проигрыша Панюшкин садится к микрофону и говорит: «Вы-в-в-в-в-вы-в-в, вы-в-в-в-в-вы». На этом проигрыш заканчивается и Кинчев начинает дальше петь. Думаю, слушатели действительно удивились.

В Москве тогда были взрывы домов, шла вторая чеченская, при этом все еще можно было спокойно обсуждать в довольно легкомысленном, а то и резком тоне. Нам нужно было все время придумывать какой-то конфликт, а поскольку Панюшкина с его либерального пути было уже не свернуть, я часто играл роль такого государственника. Путин тогда был не тем, что Путин сейчас, и эту позицию мне было занимать несколько проще, тем не менее в большей степени это была игра. Потом был «Курск», который совпал по времени с первым «Нашествием», и после того, что мы кричали об этом в эфире (тут уж мне никакой государственнической позиции не удалось занимать), к нам пришел программный директор и сказал — знаете, у нас у всех сегментов рейтинги растут, а у вас нет, мы вас закрываем. У Березовского в этот момент настали большие неприятности на Первом канале; как впоследствии стало понятно, это был период его разрыва с Путиным — нас просто задело осколком шрапнели от этого взрыва. Я абсолютно уверен, что Мише никто не звонил, но в историю про то, что у нас рейтинги не росли, я не верю ни секунды. На месте «Клиники» возникло развлекательное шоу «Красавица и чудовище», которое мы делали с Людой Стрельцовой, но степень свободы там была совершенно иной, и стало понятно, что от политической тематики станция отчетливо ушла, и это было для меня более болезненно, чем появление в эфире «Короля и Шута».

Песня «Короля и Шута» «Прыгну со скалы», кажется, до сих пор является абсолютным рекордсменом хит-парада «Чартова дюжина» по длительности пребывания на первой строчке

А произошло это примерно после выхода «Брата-2», уж не знаю почему. Началась какая-то волна патриотизма, появилось явное ощущение, что слово «наше» начинает обрастать какими-то новыми красками, начинается какое-то деление, бесконечная война с попсой, ощущение какого-то братства — и на этой волне туда поехали и «Король и Шут», и «Ария», и «Кукрыниксы», и «Пилот». В первый год работы «Нашего радио» был очень большой приток новых условно западнических групп от «Би-2» до «Мультфильмов», а потом поперли все эти почвенники и какое-то парадоксальное очарование эфира начало уходить. Года полтора я вел программу «Воздух», и из всех эфиров, как ни странно, мне больше всего запомнился эфир с «Королем и Шутом», когда у меня было ощущение какого-то упоительного ужаса, Горшок ходил с бутылкой Ballantine’s, поливая ей всех, эфир летел ко всем чертям. При этом был шквал вопросов: слушатели были абсолютно на той же королешутовской волне и общались междометиями в основном.

Потом в какой-то момент меня позвали в «Афишу», я имел по этому поводу тяжелейший разговор с Мишей, который очень не хотел меня отпускать, хотя было понятно, что я не мог вечно сидеть и шутить между песнями. Думаю, Мише было просто приятно, что есть в эфире музыкальный критик, который пишет в самом модном журнале — хотя то, что я там писал, иногда было ему очень неприятно».

Антон Чернин сценарист и продюсер передач (1999–2009)

«На «Наше радио» я пришел уже пожившим двадцатичетырехлетним дядькой — до того я много лет проработал в тинейджерских журналах «Бумеранг» и «Маруся», шустрил на ТВ, придумывая сценарии для детских программ Первого канала. Но наступил август 1998-го, и той зимой я зарабатывал на жизнь продажей пластиковых контейнеров для микроволновых печей. А раз в неделю смотрел на ТВ-6 программу «Радиохит», которую вела моя безумно прекрасная бывшая однокурсница Карина (сейчас она выглядит даже лучше, чем тогда). Вот из этой программы в феврале я и узнал об открывшемся «Нашем радио». Позвонил, предложил свои услуги, сделал тестовое задание, услышал от Бори Барабанова вежливое «да, все хорошо, спасибо, мест нет, но вы позванивайте…» Ну я и начал позванивать. Когда бегаешь по Москве каждый день, видишь много такого, что в сводки информагентств не попадает. Так что после утреннего рейда по точкам я звонил на радио: «Боря, здравствуйте, в Москве произошло то-то и то-то (например, акция московских поэтесс в поддержку Билла Клинтона — каждая читала стихотворение, снимала с себя один предмет и кидала его в стиральную машину; место — библиотека около Новодевичьего монастыря, время — где-то между Моникой и Сербией), как насчет взять меня на работу?» Началось это в феврале, и к июню я достал всю информационную службу настолько, что Боря позвал меня на встречу к Мише Козыреву. Там мы познакомились с Андреем Клюкиным (ныне — организатор «Дикой мяты» и не менее десятка других городских фестивалей) и вместе начали продюсировать безымянное ночное шоу на «Нашем радио».

Первую пару эфиров Миша вел сам, потом образовались другие постоянные ведущие: Паштет (тогда еще из I.F.K.), Сид из «Тараканов», Чача Иванов из «Наива», золотое перо «Коммерсанта» Валера Панюшкин… По паре эфиров провели Дима Нестеров из «Свинцового тумана», волшебная Этери Чаландзия — журналист, психолог, будущая жена Максима Суханова — и Иван Иванович Охлобыстин. Тогда еще нормальный (хотя, подозреваю, он и сейчас просто валяет дурака). Феерической была подготовка охлобыстинских эфиров — в ту пору я, так получилось, вообще не ругался матом, а тут по ходу обсуждения цензурными были только предлоги и любимые Ваней «братско-сестринские отношения». Ничего, пару минут потерпел, а потом втянулся так, что до сих пор, уже на новых работах, коллеги морщатся. Но терпят.

С осени 1999-го шоу обрело название — «Клиника-22» — и постоянных ведущих: Заика Панюшкин и Юрий Близорукий, то есть Юрий Сапрыкин, который в те времена был звездой вечернего эфира «Нашего радио». В спорах со слушателями Валера всегда занимал жестко либеральную позицию, а Юра, как это ни трудно представить себе сегодня, — более охранительскую, что ли. Говорить они могли о чем угодно — от Путина до силиконовых имплантов, а пиком всей истории, на мой взгляд, стала программа про «Бит-битву». Был такой позорный концерт 18 марта 2000 года в поддержку Явлинского, с концепцией типа «панки vs рэперы» —  причем музыканты не знали, что они играют за Явлинского (их приглашали от имени Комитета солдатских матерей). Вдобавок акцию провели во Дворце спорта «Динамо» на Лавочкина — тогда это был пустырь, к которому невозможно построить оцепление, так что туда пришли скинхеды и прекрасным образом отметелили и панков, и рэперов. Кому-то воткнули отвертку в шею, даже труп, кажется, был. И ни одно СМИ об этом не рассказало. А у нас можно было звонить в эфир и высказываться — причем и «Тараканы» звонили, у которых одного из музыкантов побили, и сами скины, которые были ужасно рады, что могут выговориться.

В 2000 году «Клиника» закрылась и началось более развлекательное шоу «Красавица и чудовище» с рубрикой «Оно вам надо» (она потом переросла в программу «Худсовет»), где дебютировала группа «Ночные снайперы» с «31-й весной». Вышло это практически случайно: я зашел в кабинет к Козыреву, он попросил меня выбрать диск из здоровенной стопки — и я вытянул «Снайперов». Оказалось, правда, что это была полутораминутная нарезка от Real Records без концовки, но у Сапрыкина эта песня была на кассете, правда, с зажеванным началом. Так что в первый раз «31-ю весну» мы ставили в таком склеенном виде.

Частая ротация песни «31-я весна» на «Нашем», в сущности, и превратила группу Дианы Арбениной в одного из хедлайнеров нового русского рока

В эту же встречу Миша предложил мне писать сценарии для хит-парада «Чартова дюжина», и это стало моим основным занятием на восемь с лишним лет. Дальше мы сделали программу «Летопись» про классические альбомы русского рока. Придумал ее Андрей Куренков, он же вел ее на пару с Людой Стрельцовой, а я был основным сценаристом. До сих пор вспоминаю интервью с покойным Георгием Гурьяновым: его квартира на Литейном с парадной даже не комнатой, а залой — хоть на роликах катайся — и во всю стену автопортрет хозяина в чем мать родила! (Мать, которая родила, — тут же, в маленькой комнатке.) А сам хозяин, картинно куря, глухим голосом рассказывает про запись «Попробуй спеть вместе со мной»: для этой песни нужен был семплер Prophet, такой был у Курехина, но хозяин категорически отказывался отдавать его в чужие руки. Не вопрос — Курехина вместе с семплером посадили в такси, привезли к Густаву, напоили в сосиску, и пока он отсыпался на диване, Юрий Каспарян прописал нужную партию.

Параллельно были фестивали «Нашествие» и «Чартова дюжина», «Неголубые огоньки» на Рен-ТВ, «Первая ночь с Олегом Меньшиковым» на НТВ — там я, кроме всего прочего, стал соавтором текста номера «Страдание» с «Дискотекой «Авария»… В начале 2005 года Мишу Козырева уволили, началось жесткое сокращение, но я остался. А «Чартову дюжину» стала вести Раиса Ивановна Шабанова, легендарный диктор «Маяка» с полувековым стажем. Очень не сразу мы нашли, как ее подавать. Она уже была культовым человеком для радио «Ультра»: советский ведущий, который вдруг стал говорить на сленге, — все просто выли от восторга! А на «Нашем радио» мы получали возмущенные письма: все думали, что это не настоящий человек, а какой-то актер. Я пытался писать ей на сленге, это не прокатило, но мы много разговаривали, и я в какой-то момент понял ее речь — литературную, но очень живую и энергичную. И она, в свою очередь, нашла точки соприкосновения с новой для себя музыкой — не слабо, когда человек на седьмом десятке становится фанатом «Гражданской обороны» и «Пикника»? В общем, Раису Ивановну приняли, и, когда она впервые вышла на сцену «Нашествия», — поляна взревела от восторга, а я с облегчением выдохнул. 

В начале 2007 года пришел новый программный директор Олег Хлебников. Мы сперва дружили, потом уживались, потом перестали друг друга выносить, и в марте 2009-го я ушел. Контент радиостанции меняться перестал, и это раздражало больше всего: за два этих года в эфире не появилось ни одной новой группы, кроме «После 11» — и то нам ее уже когда-то приносили в программу «Оно вам надо». Притом что как раз тогда начала подниматься новая сцена — и, став в 2008-м арт-директором клуба Ikra, я прекрасно об этом знал! И ведь ладно бы Олег не разбирался в музыке (мало ли мы знаем таких программников) — но на самом деле у него колоссальная музыкальная эрудиция (своеобразно сочетающаяся с его брутальной внешностью), и сейчас у него на «Максимуме» очень четко представлен весь британский инди. А тогда все время хотелось спросить его: если ты столько всего знаешь, почему ты ничего не пропускаешь? Но генпродюсера Мишу Зотова новая линия Олега полностью устраивала: рейтинги растут (еще бы, на одних-то «голдах»!), деньги идут и от рекламы, и от СМС-игрушек… Только реклама обвалилась в 2008-м, как и у всех, а СМС-игры посыпались после моего ухода. Их, как оказалось, тоже надо уметь делать. И новую музыку нужно ставить, чтобы привлекать новую аудиторию. И находить эту новую музыку тоже надо уметь».

Филипп Галкин программный директор «Нашего радио» (1998–2007, 2010–2011)

«Период увольнения Михаила Козырева (февраль 2005-го) был для меня одним из самых тяжелых и в работе, и в жизни. Козырев был человеком, который привел меня на радио, многому меня научил, я ему за это всегда буду благодарен. На место Козырева пришел Михаил Зотов, который ранее работал директором по маркетингу — американцы из News Corp. посчитали, что именно он должен возглавить холдинг. Я к Зотову относился с уважением, но с ним работать мне нравилось гораздо меньше. Я постоянно чувствовал дискомфорт. Интерес к работе пропал. Да и не только у меня.

Зотов полностью поменял вектор развития радиостанции. Он сделал акцент на бэк-каталог — те редкие новинки, которые и появлялись в эфире, были песнями коллективов, давно знакомых слушателям по хитам прошлых лет. Однако, надо отдать должное, именно Зотов насытил эфир фолк-музыкой. У нас появились «Мельница», Пелагея, и после эфиров на «Нашем» они стали звучать и на других радиостанциях.

Группа «Мельница» стала одним из немногих эфирных обновлений «Нашего» во второй половине 2000-х

Но в какой-то момент мне стало совсем неинтересно отвечать за эфир. Я поработал замом гендиректора по региональному развитию радиостанции, после чего ушел. В 2010 году холдинг, которым владела радиостанция Rock FM, где я трудился программным директором, объединился с холдингом, куда входило «Наше». Образовался «Мультимедиахолдинг», и меня попросили вернуться в руководство «Нашего радио». Честно говоря, радиостанция досталась мне в плачевном состоянии: полный ужас творился в новом офисе со студиями — оборудование старое, гипсокартонные стены, провода на полу… К тому же офис находился за МКАД, на Новорижском шоссе. Принцип работы с эфиром был таким: если увольнялся какой-нибудь продюсер, то его рубрики прекращали существование в эфире, а эфирные программы становились короче за счет этих самых рубрик. Гениально просто придумано! Нетрудно догадаться, что творческий коллектив был очень слабым. К тому же холдинг покинул Михаил Зотов, а вместе с ним ушла команда, включая утреннее «Шизгара-шоу»: Оля Максимова, Коля Маклауд, Александр Бон, Игорь Паньков.

Предстояло выполнить большой объем работы: найти новых ведущих, запустить утреннее шоу, обучить музыкального редактора, организовать работу маркетинговой службы, отладить работу креативного отдела, открыть новый сайт радиостанции и так далее. Я все это сделал, но потом столкнулся с неуважением к себе со стороны владельца и принял решение уйти. Судя по тому, что после меня на «Нашем радио» сменилось за достаточно короткий срок аж пять менеджеров, мое решение было правильным».

Семен Чайка программный директор «Нашего радио» (2013–2014)

«Меня уговаривали прийти на «Наше радио» месяца три: просили поменять систему, избавиться от большого количества повторов и старого материала. Я понимал, что за годы радиостанция закостенела и проще создать что-то новое, чем менять старое, но в результате согласился. Первое, что я сделал, — отменил так называемые редакционные худсоветы, потому что из шести человек на них один я был за обновление формата и все молодые исполнители, не похожие на старых, отметались большинством голосов. Я убрал и онлайн-тестирование, когда слушатели должны были голосовать за песни, которые некоторое время побыли в эфире: многие их просто еще не слышали и поэтому голосовали против.

Когда я пришел на радиостанцию, там было 32 форматообразующих коллектива: можно было выключить радио в 2006 году, включить в 2010-м — и услышать все то же самое. Станция практически не росла в рейтингах, задолго до моего прихода закрылось множество филиалов в регионах, потому что людям надоедало слушать одно и то же и они уходили, а такого притока новой аудитории, как в Москве, там не было.

Так звучит молодой ансамбль Patrick Cash. Стоило ли заменять на них «Мумий Тролля» — решать тебе, дорогой читатель

Менять формат я начал с того, что добавил в эфир новые и малоизвестные группы, по звучанию похожие на то, что уже звучало на «Нашем». Например, если «Ленинград» звучал на радиостанции десять раз в день, то три из них я начал ставить вместо него Distemper. То есть общее звучание эфира при этом не слишком изменилось — кто-то подумал, что это новые песни «Ленинграда», кто-то заинтересовался. Таким образом я ввел групп двенадцать, в том числе «Стимфонию», «Клинику» вместо «Арии», Patrick Cash с их «Румбой» вместо «Мумий Тролля».

Дальше я ввел программу «Будем знакомиться», в которой каждая новая песня появлялась с каким-то комментарием. В «Чартовой дюжине» я стал ставить не две, а четыре новинки каждую неделю. Отменив онлайн-тестирования, я не выкидывал новые песни из эфира, а продолжал крутить. Таким образом я раскрутил группу Сasual, которая стала победителем премии «Чартова дюжина», поднялись группы «Гильза», «ДМЦ», народ стал их воспринимать. Еще у меня была собственная программа «Живые», куда приходили такие группы, как Theodor Bastard, Cardio Beat, «Серебряная свадьба». С их помощью я хотел привести в эфир молодую публику, которая сидит в «ВКонтакте».

Одно из светлых пятен в новой истории «Нашего» — концерт группы «Наадя» в эфире программы «Живые». Обратите внимание на реакцию публики, выраженную посредством зачитываемых в эфире СМС

В итоге рейтинги росли с июля по октябрь, а с ноября стали падать. Дело в том, что в это время на радиостанцию пришел новый консультант Алекс Абишев, русский австралиец, и предложил проект «Роктябрь»: каждый день месяца должен был быть посвящен одной форматообразующей группе. Таким образом, когда на радиостанцию начала возвращаться покинувшая ее аудитория, она вдруг получила месяц старья. Я не знаю, какие были резоны у консультанта, он австралиец, работал в Европе и не понимает менталитета русской аудитории и непопсовой музыки: почему люди это слушают, почему важен текст. Но мне было приказано следовать его советам. Следующим его проектом стали 500 лучших песен за всю историю «Нашего радио», мы сделали его в январе, тем самым подкормив падение рейтингов. В итоге новый генеральный директор Сергей Афанасьев устроил панику и потребовал все вернуть обратно. Теперь у станции формат семилетней давности, на ней крутится в общей сложности 600 песен. Появился новый слоган: «Играем то, что надо». Я, конечно, по этому поводу повеселился, потому что совершенно непонятно — что надо, кому надо? Как до моего прихода на «Наше радио» мне говорили, что это унылое говно, так станция теперь снова им и стала. Я, конечно, в этот момент ушел.

Я абсолютно убежден, что задача радиостанции — не только зарабатывать деньги, хотя это важно, но и прививать вкус, расширять кругозор. Сейчас я запускаю новую интернет-радиостанцию с перспективой выхода в FM, где буду продолжать делать то, что делал на «Нашем радио». Думаю, не позже осени она запустится».

НАШЕ радио - Музыка - Кроссовер Клуб (RU)

Мощщный пассаж Только не очень понял, как он относится к тому, что я сказал

А так вообще я умею "Издалека-долго" на гармони играть, но гребаный бездушный шоубизнес не дает мне пробиться к славе!  😀 Так что не надо мне тут - все соседи давно знают, что я во сто крат круче КиШа, просто у меня продюсера нет! 

Вот только я совсем не о том говорил. А о том, что в школе у меня, как и любого другого школьника, были совсем другие интересы и приоритеты, в то числе и в музыке. И мне нравился КиШ, потому что круто. И на концерте в компании таких же балбесов я вполне утверждался в своем мнении. И мне нравился Пикник, потому что круто, но как-то по другому. И Нау тоже.

А потом я вырос. И понял, что Пикник вырос вместе со мной - сейчас он мне по прежнему интересен, хотя понятия "круто" я уже давно не могу сформулировать (но последние альбомы - полный гумус, честно говоря, без всяких застоев). Вместе со мной вырос Нау - я наоткрывал себе кучу новых граней в их старых альбомах, о которых не мог догадываться тогда. Это никак не относится к ним самим - это только мое восприятие творчества данных музыкантов.

А КиШ так и остался на уровне пятнадцати лет. Переслушиваю сейчас - ну детский сад, честное слово. Мне не стыдно за то, что когда-то он мне нравился - ну так я когда-то и под себя ходил... 

З.Ы. А кто такой Хренависа? Я не шибко рублю в современных течениях Русского рока  x:x


Так ведь какой первичный пассаж - такой и вторичный (в смысле мой)
Теперь фкурил - всё понятно.
Конешно киши - они ведь и есть и киши. Но они молодцы хотя бы в том, что пару лет в Питере держали рок-клуб "Старый Дом"    - абсолютно убыточное по сути предприятие.
Убыточное потому, что кого там неформатного не перебывало.
Всякой твари по паре.
Уже за одно это можно простить.
И парни азартные. Особенно на Воздухе.
Ну а без бабла никак - "Золотая антилопа под моею звёздной жопой - бъет копытом денюжки куёт"

Хренависа (Мельница) - это 30 см. денех.
Так ведь девочкам нравится. Типа фолк, или фолк-рок. А проще говоря шитпоп

Кста, Глюкозы в формате НР не было.
На новогодних акциях Козырева - мелькала. А ьтак - не слышал.
Я вообще прекратил слушать радио - тошнит..
Катаюсь с флеш-плеером с тремя гнёхдами - на флешку, SD, и аудио-ин. Хватает пока

"Я пущенная стрела. И нет зла в моём сердце, но....
Кто-то должен упасть. Всё равно..."
Э.Шклярский, группа "Пикник"

Наше Радио. Точно Наше? | Мой рок-н-ролл

Золотое время радиостанции «Наше Радио» пришлось на тот момент, когда у руля находился Михаил Козырев. После того, как Борис Березовский возглавить Михаилу радиостанцию, которая станет противовесом единственной радиостанции, транслирующей русскоязычную музыку- «Русское радио». По желанию Бориса Березовского, на радио должна была быть вещать рок-музыка. Открытие эфира «Наше Радио» было в 1998 году, с песни Виктора Цоя «В наших глазах».И с этого момента В Наших Глазах начался взлет станции. С последующим неизбежным падением (Дринкинс, сколько серий нам еще падать?)) В Наших Глазах.

Михаил Козырев

Основной контент на станции составляли монстры отечественной рок-музыки, легенды Ленинградского, Свердловского рок-клубов, и Московской рок-лаборатории. Так же транслировались записи звезд отечественной эстрады. Постепенно контент стал разбавляться молодыми альтернативными группами. Михаил Козырев в принципе создал условия для монетизации, что стало толчком к развитию Российской рок-индустрии, после слушателей много замечательных команд.

Однако в 2005 году его уволили с поста генерального директора, обусловив это низкими рейтингами и низкой динамикой доходов. Вот с этого момента и пошло «крутое пике». В музыкальном плане начался застой, транслировались 20-30 команд из групп- выходцев рок-клубов. Настала полная стагнация. Последним моментом добившим меня- стал уход Павла Картаева и Вахтанга Махарадзе. В музыкальном плане стало все еще хуже, постепенно даже в Чартову Дюжину стали попадать и занимать там (о Боги) первые места рэп-коллективы.Другого места видимо им не нашлось. Теперь же, там слушать вообще нечего. Засилье рэперов, непонятных инди-рокеров, неинтересные передачи. Более менее спасает ситуацию Дневной эфир Дмитрия Ленского, да и то, надолго ли? Вот и возник вопрос, А Наше ли оно?

Оценивай статью, пиши свое мнение в комментариях, подписывайся на канал, если было интересно! Добра-бобра тебе, до скорого!

Коля маклауд где сейчас работает

«Наше радио» остается одной из самых смешных рок-н-ролльных радиостанций страны благодаря ярким и харизматичным ведущим.Cosmo решил вспомнить, кто стоял у истоков. О том, чем сейчас занимаются Михаил Козырев, Юрий Сапрыкин и другие звездные «радисты», читай в нашем материале.

Cosmo рекомендует

Холода нипочем: топ самых модных теплых курток на осень-зиму - 2019/20

Какие брюки носить зимой-2020: лучшие теплые модели сезона

Михаил Козырев

Михаил Козырев считается одним из основателей «Нашего радио». Именно ему принадлежит идея создания радиостанции, на волнах которой звучала бы качественная рок-музыка постсоветского периода. Козыреву удалось превратить свою задумку в огромный проект.

Команда «Нашего радио» во главе с Михаилом проводила рок-фестивали «Нашествие», «Максидром» и издавала собственный журнал. Помимо этого Козырев вел авторскую программу «Чартова дюжина», где рассказывал о 13 самых популярных музыкальных новинках недели. В 2005 году он покинул пост генерального продюсера радиостанции, но продолжил деятельность в шоу-бизнесе.Сейчас Михаил занимается продюсированием, а также работает ведущим на телеканале «Дождь».

Юрий Сапрыкин

«Красотка и без макияжа»: Синди Кроуфорд в сауне восхитила поклонников

В начале нулевых Сапрыкин вел несколько передач и работал линейным диджеем на «Нашем радио». Слушатели радиостанции знают его по псевдониму Юрий Близорукий. «Воздух», «Красавица и чудовище», «Клиника-22» - шоу, в которых Близорукий вел жаркие дискуссии.

После ухода с «Нашего радио» Юрий занял должность главного редактора издательского дома «Афиша». На некотором протяжении времени он также вел колонку в журнале GQ и работал над проектом «Полка», посвященном русской литературе.

Ольга Максимова

Ольга Максимова проработала на «Нашем радио» 12 лет. С 1998 по 2010 год она вела утреннюю передачу «Шызгара-Шоу», которая стала настоящей визитной карточкой радиостанции. Ольга запомнилась слушателям нестандартным, но невероятно острым юмором.По истечении контракта Максимова вместе с напарниками по шоу перешла на радио MAXIMUM. Там она начала работу над новым проектом Высшее общество. Сейчас Максимова ведет передачи на «Радио России».

Павел Картаев

Журналист Павел Картаев работал на «Нашем радио» на протяжении 15 лет. Он был соведущим Ольги Максимовой в передаче «Шызгара-Шоу». Слушателям он запомнился благодаря тонкому юмору и рассудительности. Работоспособности Картаева можно было только позавидовать: как-то Павел провел в прямом эфире 29 часов, установив своеобразный рекорд радиостанции. Сейчас он ведет программу «Уральские самоцветы» на радио «Маяк».

Коля Маклауд

«Шызгара-Шоу» принесло популярность и Коле Маклауду (в жизни Владимир Емельянов. - Прим. Ред.). Коля был одним из самых ярких соведущих Ольги Максимовой, с которой они вместе перешли работать на радио MAXIMUM. Позже он начал работать на радио «Вера», где вел собственную передачу «Светлый вечер». Сейчас Маклауд пропал с радаров: он не посещает светские мероприятия и избегает публичности.

Валерий Панюшкин

Заика Панюшкин - такое прозвище было у Валерия Панюшкина, который вел на «Нашем радио» шоу «Клиника-22». У журналиста были проблемы с речью, но он не боялся выходить в прямой эфир и говорить открыто на любые темы.

Однако Валерий решил не продолжать карьеру радиоведущего и вернулся в печатные СМИ. Он долгое время работал в газете «Ведомости» и журнале «Сноб», а сейчас занимает должность главного редактора «Русфонда».

Текст: Екатерина Четверикова

Фото: Persona Stars, ТАСС, Instagram, Facebook

26 июня 2010 года

По сообщению источника на Радио Максимум , один из четырех ведущих его нового утреннего шоу Коля МакЛауд , он же НикНик , покинул команду « Высшее общество » ( Хай Сосаети ).

Ведущие рейтингового « Шызгара-шоу » на Нашем Радио Оля Максимова , Николай Николаевич МакЛауд , Александр Бон , и Игорь Паньков , после смены владельца радиостанции в конце мая получили приглашение Русской Медиагруппы и с начала июня приступили к подготовке нового утреннего шоу на радиостанции Максимум , входящей в холдинг РМГ.

15 июня 2010 года здесь и состоялась премьера нового утреннего шоу с названием «High Society».Но уже с начала следующей недели Коля Маклауд исчез из эфира.

Однако никаких сообщений о том, что МакЛауд ушел из шоу, не в эфире радиостанции, ни в СМИ, ни в сей день невозможно.

Лишь один из блогов, посвященный радио, так пишет свои опасения касательно отсутствия в эфире МаклАуда:

«Пока радовались или горевали о„ Хай сосайти (Хай сосаети, Хай сосайете?) Шоу “на Радио MAXIMUM, похоже, оттуда ушел один из двоих главных ведущих бывшей„ Шызгары “Коля МакЛауд. С понедельника (21 июня) Николая Николаевича в эфире Максимума нет и без его отсутствия Максимова, Бон и Паньков ничего не говорят. Вот, послушайте http://www.moskva.fm/play/2007/1277089518 . То же самое во вторник. Обычно замалчивается фамилия человека, который более не является сотрудником медиахолдинга.

Если МакЛауд решил вернуться на Наше Радио - это, конечно, по-своему похвально.

Однако, помнится, был в его творческой деятельности период, когда он вообще уходил с радио и занимался каким-то бизнесом.»

Однако, позже, источник в Русской Медиагруппе, пожелавший неизвестным, подтвердил уход Коли МакЛауда, не сообщая его дальнейших планах.

На Нашем Радио возвращение ведущего не подтвердили.

Николай МакЛауд (настоящее имя - Владимир Емельянов) - выходец из семьи врачей, желал продолжить дело родителей, поступив в медучилище при ММИ им. И.М.Сеченова. Однако, неожиданно для себя позже он поступает на актерский факультет Литовской государственной консерватории, успешно выступая некоторое время в театре.

Позже Владимир переключается на журналистику, заканчивая Институт Современного Искусства. С середины он вступает в насыщенную радийную жизнь, в разное время являясь ведущим « Престиж-радио », « Радио НСН », « Радио Модерн » (С.Петербург), а также ведущим « шЫзгара шоу » на « Нашем Радио ».

Радиоведущая стала первой гостьей «Шоумастгоуон» на радио Медиаметрикс

Радиоведущие.ру делятся самыми интересными моментами первого интервью Ольги Максимовой после арт-паузы - смотреть запись эфира.

- В Википедии регулярно «исправляют» возраст Ольги Максимовой - она ​​то взрослеет, то молодеет.

- Радиоведущая мечтает озвучить мультик, хоть за «пельмени».

- Партнера ведущей - Колю Маклауда - на самом деле зовут Вовой, вместе Оля и Коля-Вова провела больше времени, чем с родными.

- Кассета «Жаворонков на проводе» по продажам на «Горбушке» обгоняла группу «Блестящие».

- Решение о «разводе» с Радио MAXIMUM Ольга Максимова приняла сама. Некоторое время до этого у ведущей были проблемы с голосом, появилась хрипотца.

- Ролик, который радиоведущая планировала link в соцсетях и рассказать о расставании с MAXIMUM, Ольга «клеила» несколько дней и хотела, чтобы фоном звучала песня группы Queen - Live Forever. Но Инстаграм эту идею запорол, так что пришлось использовать дурацкую мелодию.

- Ольга Максимова всегда мечтала писать и сейчас работает над сценарием.

- Нынешнее положение дел на радио ведущая сравнивает с «Игрой Престолов».

- Слушатели не раз благодарили Ольгу Максимову за то, что в непростые минуты жизни она помогала им оставаться на плаву, а шутки в шоу с ее участием были глоткомы свежего воздуха.

В следующий четверг, 28 сентября, Ольга Максимова проведёт полноценный эфир своего «Шоумастгоуон», начало в 18:00.

Запись первого эфира смотрите прямо сейчас.

Текст Радиоведущие. ру

Фото Инстаграм

Перепечатка запрещена

Вступление. Интервью Ольги Максимовой

Первый эпизод шоу от 28.09.2017

"Наше" радио кончилось? (с. 6,3)

Коля МакЛауд покинуть команду утреннего шоу на радио Максимум
Рубрики: НАШЕ, РАДИО

26.06.2010

По сообщению источника на Радио Максимум, один из четырех ведущих его нового утреннего шоу Коля МакЛауд, он же НикНик , покинул команду «Высшее общество» (Хай Сосаети).

Ведущие рейтингового «Шызгара-шоу» на Нашем Радио Оля Максимова, Николай Николаевич МакЛауд, Александр Бон, и Игорь Паньков, после смены владельца радиостанции в конце мая получили приглашение Русской Медиагруппы и с начала июня приступили к подготовке нового утреннего шоу на радиостанции Максимум , входящей в холдинг РМГ.

15 июня 2010 года здесь и состоялась премьера нового утреннего шоу с названием «High Society». Но уже с начала следующей недели Коля Маклауд исчез из эфира.

Однако никаких сообщений о том, что МакЛауд ушел из шоу не в эфире радиостанции, ни в СМИ найти и по сей день невозможно.

«Пока радовались или горевали о« Хай сосайти (Хай сосаети, Хай сосайете?) Шоу «на Радио MAXIMUM, похоже, оттуда ушел один из двоих главных ведущих бывшей „Шызгары“ Коля МакЛауд ... С понедельника (21 июня) Николая Николаевича в эфире Максимума нет и о его отсутствии Максимова, Бон и Паньков ничего не говорят.Вот, послушайте http://www.moskva.fm/play/2007/1277089518. То же самое во вторник. Обычно замалчивается фамилия человека, который более не является сотрудником медиахолдинга.

Если МакЛауд решил вернуться на Наше Радио - это, конечно, по-своему похвально.

Однако, помнится, был в его творческой деятельности период, когда он вообще уходил с радио и занимался каким-то бизнесом ».

Однако, позже, источник в Русской Медиагруппе, пожелавший неизвестным, подтвердил уход Коли МакЛауда, не сообщая его дальнейших планах.

На Нашем Радио возвращение ведущего не подтвердили.

Из биографии Коли Маклауда
Николай МакЛауд (настоящее имя - Владимир Емельянов) - выходец из семьи врачей, желал продолжить дело родителей, поступив в медучилище при 1-м ММИ им. И.М.Сеченова. Однако, неожиданно для себя позже он поступает на актерский факультет Литовской государственной консерватории, успешно выступая некоторое время в театре.

Позже Владимир переключается на журналистику, заканчивая Институт Современного Искусства.С середины 90-х он вступает в насыщенную радийную жизнь, в разное время являясь ведущим «Престиж-радио», «Радио НСН», «Радио Модерн» (С.Петербург), а также ведущим «шЫзгара шоу» на «Нашем Радио» .

x

Караван + Я / Материалы номера

"НАШИ" В ГОРОДЕ!

9 января 2000 года в Твери, на частоте 105,5 FM, начало свое вещание радиостанция "Наше Радио". 10 января 2001 года появился собственный эфир, составляющий на сегодняшний день четыре часа местного вещания в сутки. А 24 февраля наш город посетили авторы утреннего «Шизгара-Шоу» на «Нашем Радио» Оля Максимова и Коля Маклауд. На состоявшейся пресс-конференции присутствовали также Алексей Седов, директор по развитию "Нашего Радио", и Константин Соколов, генеральный директор "Наше Радио-Тверь". Предлагаем вам наиболее интересные вопросы и ответы знаменитых радио-диджеев.

- Как бы вы определили концепцию "Нашего Радио" и как она рождалась?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
Оля Максимова: - Насчет концепции лучше к Мише Козыреву, я думаю, поскольку программирование радиостанции - все-таки не наша профессия.А как она рождалась, можно сказать: рождалась она тихо и скромно ...
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp Коля Маклауд: - Посредством кесарева сечения ...
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp О. М .: - Рождалась на базе одной из московских радиостанций, передававшей джазовую музыку, в маленьких комнатках. Сидели, прикидывали, что можно придумать касательно утреннего шоу. Думали относительно рубрик, думали, как их лучше оформить.Они трансформировались за время своего существования, поскольку в Твери "Наше Радио" существует всего лишь год, вы получили уже готовый продукт, который за этот год оформился и подрос. Все сами, как обычно.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp - А мы - это кто?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
О.М .: - Мы - это наша команда, команда утреннего шоу. Естественно, Миша Козырев, который является главным корректором всех наших идей, мы с Колей и Колей Мегвелидзе, нашим продюсером.Это тот костяк, занимается который утренним шоу.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp - Кто вы по образованию?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
К.М .: - Я школьник, окончивший восьмилетку, не пожелавший заканчивать десять классов. После школьного образования я - медсестра широкого профиля, поскольку не было в Советском Союзе такой штатной единицы, как "медбрат". К сожалению, не получилось окончить актерский факультет.После этого я получил журналистское образование, по диплому я - телевизионный журналист.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp О.М .: - Я филолог. Моя специальность - скандинавская литература и шведский язык. Выпускница МГУ филологического факультета романо-германского отделения.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp Алексей Седов: - Вот так вот жизнь бросает!
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp - Не обижаются ли слушатели на ваши шалости в эфире?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
А.С .: - Искренность в эфире, как мне кажется, подкупает, и обижаться на это просто бессмысленно.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp О.М .: - Я думаю по-другому. Безусловно, эти шутки очень персональны. Я, например, ненавижу телефонные розыгрыши. Когда мы начинали на радио "Максимум", у нас была рубрика "Жаворонки на проводе", в которой мы разыгрывали слушателей по телефону по заявкам их друзей. Для меня это было самое ненавистное, что есть в жизни: я еще в детстве боялась звонить мальчикам и хрюкать им по телефону.Я могу сказать, что и сейчас эти телефонные розыгрыши - не самое приятное, что мне приходится делать. Эти вещи очень многим нравятся, поэтому они этим занимаемся. Мне больше нравится заниматься другими вещами, написанием "Утренней Пурги", например. Еще мне нравится "Упс". Я думаю, что всем иногда хочется скабрезно и матерно закончить какую-нибудь строчку из песни. Я думаю, что это очень естественная игра, всем очень близкая.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp - Случается ли у вас творческий кризис?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
К.М .: - А как же! Бывает, бывает.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp О.М .: - Да, конечно, случается. Тогда все выходит более низкого качества. Хотя, по-моему, провалов мы не допускаем.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp К.М .: - Когда у Станиславского спрашивали: "А как же вдохновение?" - он отвечал: "А я не знаю, как вдохновение! Спектакль начинается в семь часов вечера, будьте добры к этому времени вдохновение!"
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp - Собираетесь ли вы крутить в эфире тверские группы?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
Константин Соколов: - Они уже там есть.У нас уже крутятся шесть команд, еще две на подходе.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp - Какие радиостанции вам вообще нравятся?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
А.С .: - "Наше Радио"!
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp О.М .: - Глупо считать, что мы приходим на работу, чтобы слушать нашу любимую музыку. Мы приходим туда, чтобы работать, а не гонять свои любимые пластинки.Другое дело, что большинство музыки, которая крутится на "Нашем Радио", меня вполне устраивает и не вызывает у меня раздражение. Есть некоторые радиостанции, на которых мне было бы некомфортно работать, потому что мне не нравится, что там крутят, хоть умри. Что касается радиостанций, которые мне очень симпатичны по музыке, то в последнее время это московское радио "Ультра", которое передает альтернативную музыку. Эта радиостанция также входит в наш холдинг, это наша вторая радиостанция, она у меня всегда настроена в машине и я с удовольствием слушаю эту музыку.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp А.С .: - 100,5 FM, если будете в Москве, слушайте.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp О.М .: - А Маклауд очень любит джаз.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp К.М .: - Времена жизни мой, если можно так сказать, - сибаритство окончательное (потому что другого выхода нет), цинизм и сибаритство, я могу задать вам встречный вопрос: если вы готовите киевские котлеты, вы можете дома или в гостях их есть? Поэтому я радио вообще не слушаю - ни свое, ни чужое, совсем не слушаю. Это не потому, что я считаю, что у меня как у радиоперсоны конкурентов может быть, просто не слушаю. Мне это неинтересно.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp - Что вы знаете о Твери?
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp
О.М .: - Коньяк привозят по низким ценам. И хорошие матрешки.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp К.М .: - И отвратительные дороги. С этим надо что-то делать.Это безопасность, прежде всего. Нельзя ездить по таким дорогам. Просто нельзя.

Александр Завгородний фото Анаиды Джилавян

ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!

Ушли в прошлое время, когда за столами игорных заведений можно было увидеть седовласых, маститых крупье с подчеркнуто благородными манерами ведения игры. Как правило, отдавать распорядителей игры, молодым, обаятельным, приятным в общении людям.Впрочем, для успешной работы этих трех качеств явно недостаточно.

БЫТЬ КРУПЬЕ - ТАЛАНТ НУЖЕН

Непосвященным может показаться, что сдавать карты за покерным столом, крутить барабан рулетки да отсчитывать клиентам выигранные фишечки - наука довольно простая. Ан нет! Чтобы стать крупье, особый талант нужен. Процесс подбора кандидатур на эту должность, пожалуй, сравним лишь с вступительным экзаменом в театральный институт.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbspОбъявляя конкурс на вакантное место в крупье, тверские казино готовятся к некоему паломничеству кандидатов. В среднем на собеседование приходит от 100 до 150 человек в возрасте 18-27 лет. Большинство почти сразу получают отказ. Один из них не вышел из строя, вместо того, чтобы уменьшить слишком короткие пальцы на руках.На собеседовании необходимо проявить и свое обаяние, артистичность, коммуникабельность. Но самое главное - наличие хорошей зрительной памяти, мгновенной реакции и математического склада ума. К сожалению, немало тех, кто, мечтая стать крупье, с трудом вспоминает таблицу умножения, а перемножить, например, 14 и 17 им вовсе не под силу. Может быть, поэтому к основному отборочному туру, проходящему в виде тестирования, допуск человек 30, к учебе приступают 10-12, заканчивают обучение всего 5-6 человек.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbspШколы крупье в Твери не существует - каждое казино само готовит для себя специалистов. Исключение - «Split», входящее в одну из систем на территории систем игорного бизнеса. Подготовку крупье для работы в этом казино осуществляется специально подготовленными преподавателями с Украины.
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbspОбучение крупье длится примерно полтора-два месяца. В ходе учебы некоторые расстаются с мечтой стать частицей игорного бизнеса.Причины разные. Встречаются и курьезные случаи. Не так давно в одном из тверских казино успешно прошел через сито конкурсного отбора паренек. Обаятельный, с феноменальной памятью и выраженными математическими способностями - кажется, крупье ему сам Бог отпустил! Но по ходу обучения молодой человек все время путал цвета фишек, а чуть позже выяснилось, что он страдает дальтонизмом!

СООТВЕТСТВОВАТЬ ИНСТРУКЦИИ

Удачно сдавен экзамен за игровым столом, выпускник получает своеобразный диплом и обретает рабочее место. Приступая к трудовому процессу, крупье расписано в инструкции, где черным по белому обозначены все "можно" и "нельзя". Однако помимо инструкции существует еще целый не запечатленных на бумаге правил.
& nbsp & nbsp & nbsp & Nbsp & nbsp & nbspНедопустимо появляются в зале, где играют с личными деньгами, игровыми фишками, одежде с незашитыми, с распущенными длинными волосами (если таковые имеются!), С часами, браслетами на руках, кольцами (за исключением обручального), перстнями и другими подобными побрякушками на пальцах. Крупье нельзя сидеть за игровым столом, пить спиртные, прохладительные напитки, курить, жевать бутерброды, «Орбит», «Стиморол» и все, что еще жуется. Ему запрещается хамить, грубить, огрызаться, потирать от радости руки в случаях проигрыша клиента и, конечно же, мухлевать!
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbspО классе игорного заведения можно судить по, как часто меняются крупье в течение игры.В игорных заведениях города крупье чередуют 20 минут работы с такими же по продолжительности отдыхом. Кто и когда ввел 20-минутную вахту - сказать сложно. Однако мировой опыт показывает, что именно через треть часа работы возле игорного стола у крупье снижаются внимание и уровень компетентности, плохая реакция и скорость счета. Кроме того, считается, что за 20 минут с крупье не получается договориться о совместных махинациях и при таком раскладе результат игры всегда остается честным.

О БЕДНОМ КЛИЕНТЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО...

Пожалуй, сочетание "бедный клиент" не вяжется с образом посетителей казино. Хотя пожалеть "продувшего" за вечер тысяч 5-10 можно. Реакции иногда в таких случаях более чем непредсказуемые. Но крепкое слово или угрозы в адрес крупье в тверских игорных домах большая редкость. Обычно завсегдатаи довольно стоически переносят потерю, молча, поджав губы или прошептав что-нибудь наподобие: "Блин, вот невезуха!"
& nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbsp & nbspРадость от выигрыша, каким бы плачевным он ни для казино, крупье обязан разделить с клиентом - улыбнуться, поздравить и поблагодарить за интересную партию. И счастливчик, как правило, не остается в долгу. Дорогое вино, коньяк или шоколад в знак благодарности за хорошую игру нередко поджидают крупье в завершение рабочей смены. Кстати, 8 Марта тверские казино порой превращаются в оранжереи - появляются с роскошными букетами цветов и поздравми в адрес очаровательных крупье. А поздравив, вновь садятся к игровому столу, подвластные фразе: «Ваши ставки, господа!»

ОФИЦИАНТ ИГРОВОГО СТОЛА

Крупье другим раз сравнивают с официантами.Только первый распоряжается за столом казино. Может быть, поэтому в современном мире профессия служит лишь отправной точкой дальнейшего роста. Те, кто втянулся в игровой бизнес и не в силах расстаться с духом казино, становятся старшими крупье, менеджерами или занимают другие руководящие должности. Некоторые, накопив денег, открывают собственное дело, другие находят себя в науке или банковской структуре, например. Так что не удивляйтесь, если-нибудь в трудовой книжке вашего талантливого, импульсивного, мудрого, инициативного чудо-начальника промелькнет старенькая запись: "Принят на должность крупье казино".

Наталья Шутова Фото Анаиды Джилавян

Показать содержимое по тегу: Александр Бон - МедиаПрофи

Спустя 5 лет неожиданно закрывается одно из самых популярных утренних радио-шоу. Уже несколько месяцев холдинг «Русская медиагруппа», куда входит радио «Максимум», потряхивает от разборок. Холдинг намерено купить госпредприятие, чтобы осуществить его проект «эффективнейшей системы идеологически-пропагандистской работы с населением».Понятно, что не все с этим согласны.

Medialeaks собрал всю историю и рассказывает о том, как пропаганда дошла до музыкальных радиоcтанций.

Утреннее шоу High Society начало выходить в эфир на радио «Максимум» 15 июня 2010 года. Его ведущими стали ушедшие с «Нашего радио» Ольга Максимова, Игорь Паньков, Александр Бон и Коля Маклауд. Последний вскоре покинул команду.

Каждый будний день с 7:00 до 11:00 утра в течение пяти лет тысячи автовладельцев стояли в пробке, слушая эту программу.

«Я включаю Высшее общество уже четыре года каждый рабочий день, и вдруг такое. Я теперь даже не знаю, что развлекательного слушать по утрам », - рассказывает автолюбитель Никита.

На сайте радио шоу и «хорошо известные слушатели» ведущие названы «неотъемлемой частью эфира». Однако неожиданно для всех в воскресенье ведущие одновременно выложили в своих инстаграмах пост о закрытии программы и приглашения на прощальную вечеринку.

У каждого ведущего от 9 до 12 тысяч подписчиков, под каждым из этих постов о закрытии - более 500 комментариев.

- Только увидел эту печальную новость… Без остроумных подколов Олечки, дикого ржача Саши и добрых шуток Игорька… Ну и как теперь? Маякните, где вы будете зажигать!

- Ольга, это просто ужасная новость. Мы с мужем переходим за вашей компанией с одного радио на другое… Удачи вам и ребятам! Надеюсь, что услышим всю троицу на новом радио.

- Вернулась из отпуска, а тут такой кошмар

Александр Бон в понедельник вечером выложил видео и призвал оставлять в комментариях предложения по названию нового утреннего шоу, которое они готовят с Паньковым.Во вторник днем ​​он опубликовал в инстаграме фото радиостанции «Наше радио» со своими словами:

«Ребята !!! С 14-го сентября мы с @pankovigor запускаем новое утреннее шоу. Название, кстати, ещё нет))))) Поэтому мы продолжаем наш конкурс !!! Скажу только одно нас будет трое…. ».

На сайте Change.org тем временем появилась петиция генеральному директору ЗАО «Русская Медиагруппа» Сергею Архипову с требованием вернуть всю команду обратно в эфир.

«Сергей Сергеевич, от лица многомиллионной армии слушателей радио« Максимум », прошу вернуть в радио эфир команду утреннего радио-шоу« Светское шоу »: Ольгу Максимову, Александра Бона, Игоря Панькова. Именно эти ребята поднимали настроение и дарили заряд бодрости на день всей страны. Прошу прислушаться к целевой аудитории и рассмотреть вопрос о возобновлении проекта на радиостанции ».

Правда подписали ее пока всего 283 человека.Да и Сергей Архипов уже не гендиректор РМГ.

Причина закрытия шоу, которую назвали в своих сообщениях ведущие - смена руководства радиостанции. В последнее время вокруг РМГ действительно царит полная неразбериха. Казалось бы, при чем здесь государственная пропаганда?

Что происходит с радио

Все началось этим летом, когда стало известно, что «Русскую медиагруппу» (РМГ) (куда входит радио) здесь купить федеральное государственное предприятие «Госконцерт».СМИ сообщали, что переговоры от имени ФГУПа вел продюсер ВИА «Земляне», бывший глава ГУП «Кремль» и член общественного совета фонда «Федерация» Владимир Киселев. Возглавляет сам ФГУП Сергей Бунин, партнер Киселева.

Затем появилась информация, что РМГ может стать для «патриотического медиахолдинга», создание проекта по созданию «эффективнейшей системы идеологически-пропагандистской работы с населением».

Многие представители отечественного шоу-бизнеса выступили против продажи и даже обратились к президенту Владимиру Путину.На какое-то время на странице «Максимум» в фейсбуке появилось сообщение: «Коллектив радио« Максимум »протестует против продажи Русской медиагруппы (РМГ)« Госконцерту ». Однако вскоре оно было удалено. Затем это повторилось на странице радиостанции «Монте-Карло».

В РМГ 78% принадлежит «ИФД-Капиталу» Леонида Федуна и Вагита Алекперова. Еще 22% компании владеет Сергей Кожевников.

Последний до начала августа был еще и гендиректором компании. Однако, как писали деловые, покинуть пост в результате конфликта с вызывающими акционерами.Официальная причина его увольнения - потеря к нему доверия.

Сам Кожевников находится в отпуске до октября. Он сразу заявил, что готов идти в суд. В начале сентября стало известно, что Кожевников обжаловал увольнение в Государственной инспекции труда города Москвы.

Его место занял сооснователь радиостанции «Русское Радио» и экс-глава радиовещания ВГТРК Сергей Архипов. Однако чуть больше чем через неделю и он покинул свой пост.

«Простите за несбывшиеся мечты.Я ухожу из РМГ. Причины, думаю, всем понятны. Удачи новому руководству компании в нелегком труде на ниве отечественного шоу-бизнеса. Всем добра! », - написал он на своей странице в фейсбуке.

Сергей Кожевников и Сергей Архипов - основатели РМГ. Архипов рассказал Ъ, что причина ухода - влияние на РМГ продюсера Владимира Киселева и ФГУП «Госконцерт».

«Одно из первых распоряжений« Госконцерта », которое мне поступило от якобы новых акционеров - немедленно убрать из эфира артистов, которые якобы выступили против продажи РМГ« Госконцерту ».Я подписал контракт с ИФД «Капиталъ» на два года и по моей договоренности с Федуном у меня был полный карт-бланш на кадровую и программную политику. Во вторник помощники Федуна заявили, что мне нужно договариваться с «Госконцертом» - я ни с кем не собираюсь договариваться и не собираюсь быть инструментом для сведения отношений Владимира Киселева и артистов, это вообще не мое дело », - заявил он.

Судя по всему, это только начало - конфликт вокруг РМГ в самом разгаре.

Фото и текст Медиаликс

Ольга Хохрякова

10 легендарных шоу радио Максимум

1. Взлётная полоса

Ведущие - Оля Максимова и Константин Михайлов



Фото - airpersonalities.ru →

«Взлётная полоса» появилась в эфире в 1994 году и стала первым в России утренним шоу. Это был новый формат вещания: с шести утра Оля и Костя помогли своей аудитории просыпаться как только могли, а рубрика «Жаворонки на проводе» стала поистине легендарной.Телефонные розыгрыши быстро завоевали сердца слушателей, а к ведущим прицепилось прозвище «утренние жаворонки». Многие рубрики копировались конкурирующими радиостанциями, как и идея самого шоу, но популярность «Взлётной полосы» от этого не страдала. Жаворонками в разные годы становились Эльмар Ишиев, Георгий Цихисели, Александра Кербель, Юрий Пашков и Павел Кириллов.

«Взлётная полоса» безраздельно утренним эфиром до февраля 2002 года, пережив при этом не только неоднократно смену ведущих.17 марта 1999 года в здании, где располагалась студия утреннего шоу, произошёл пожар, и несколько часов вещание приходилось вести из резервной студии на Шаболовке. Персонал радиостанции по счастливой случайности не пострадал, а в эфире появилась новая ироничная заставка «Самое горячее радио».

2. Хит-парад двух столиц

Ведущий - Александр Нуждин



Фото - www.youtube.com →

«ХПДС» появился в эфире в 1995 году.Каждое воскресенье ведущий Александр Нуждин представляет 20 лучших песен по мнению слушателей, попутно рассказывая немного о каждой из них. Что в нём такого? Да то, что хит-парад двух столиц тоже был первым в своём роде. Максимальной аудитории очень нравилось голосовать за своих любимчиков и слушать истории создания песен, кусочки интервью групп и самые горячие новинки радиоэфира. Ясное дело, идея сводного чарта оставалась эксклюзивной не долго.

Голос ведущего тоже играл далеко не последнюю роль.Александр стал главным символом радио: он озвучивал абсолютное большинство роликов, исполнял культовые песни между несколькими раз в час, участвовал в отборе музыкального материала, а позже стал заместителем программного директора станции.

3. Биология

Ведущие - Лёва Би-2 и Шура Би-2



Фото - daily.afisha.ru →

В 2005 году на радио Максимум стартовала авторская программа группы Би-2 «Биология».Шура и Лёва появлялись в ночном эфире ровно за час до полуночи каждый вторник. В течение часа парни разговаривали со слушателями на различные темы, отвечали на вопросы и ставили в эфире разноплановые композиции по своему выбору, и этот выбор не всегда вписывался в привычный формат Максимума. В этом и смысл программы - познакомить слушателя с популярной на западе музыкой, это практически невозможно услышать в российском радиоэфире.

За 5 лет существования в гостях у Шуры и Лёвы побывали самые разные люди - от Brainstorm, Глеба Самойлова и Дианы Арбениной до Глюкозы и Братьев Гримм! Биология была популярна, что у нее появилась даже видеоверсия на тогда альтернативном канале A-One. Но в 2010 году проект ушёл в творческий отпуск из-за смены руководства на станции.

4. Утреннее шоу Бачинского и Стиллавина

Ведущие - Геннадий Бачинский и Сергей Стиллавин



Фото - namednibook.ru →

В феврале 2002 года радио Максимум анонсировало новое утреннее шоу взамен «Взлётной полосы» - оно получило название «Два в одном». В этой роли ведущего пригласили уже сложившийся на петербуржском радио Модерн тандем Геннадия Бачинского и Сергея Стиллавина.Парни были на пике своей славы, они быстро прижились и полюбились слушателям. Их эфиры записывали на аудиокассеты, переслушивали сами и передавали друзьям, Сергей в 2005 году занял должность программного директора, а Геннадий стал генеральным продюсером.

В 2007 году Бачинский и Стиллавин получили престижную премию «Радиомания», однако вскоре после этого популярный дестр решил покинуть Максимум ради покорения новых, телевизионных вершин. Год спустя Геннадий трагически в автомобильной аварии, но их зажигательное шоу до сих пор помнят и считают эталонным многие радиослушатели.

5. Учитесь плавать

Ведущий - Александр Ф. Скляр



Фото - afsklyar.ru →

«Учитесь плавать» - одна из первых программ радио Максимум, начало деятельности которой положено в далёком 1991-м. Здесь звучала та альтернатива, которая только начинала набирать обороты в нашей стране, и тяжёлая западная музыка, просто не крутившаяся по радио в любое другое время. Программа быстро завоевала своего слушателя.Других таких программ в FM-диапазоне просто не было! Вскоре стали выходить сборники на кассетах и ​​даже появился альтернативных команд под маркой УП. Первый фестиваль прошёл в ДК им. Горбунова, второй - на «Горбушке» в Москве и в ДК Ленсовета в Санкт-Петербурге. Среди участников фестиваля были Crocodile TX, IFK, Tequilajazzz, Zdob şi Zdub, Наив, Психея, Ульи, Кирпичи и Rage Against the Machine!

«Учитесь плавать» стала культовой программой, чтобы получить эфир в эфир слушатели с нетерпением ждали каждую неделю.Музыканты считали большой честью попасть в эфир, для этого они присылали огромное количество кассет в студию по почте или отдавали Александру лично в руки при первой возможности.

Из-за смены руководства в 1998 году программа была закрыта. Спустя 12 лет «УП» снова вернулась в эфир радио Максимум с новым ведущим - Александром «Чачей» Ивановым, повтория в первом выпуске торжественно передал теперь уже гость программы Александр Ф. Скляр, но камбэк длился всего 7 выпусков. В настоящее время на радио Максимум по четвергам выходит правоприемник «Учитесь плавать» - программа «Учитесь слышать» с ведущими Антоном Лаврентьевым и Алёной Рошаль.

6. FM cafe

Ведущий - Александр Нуждин



Фото - mixmag.io →

Слоган этой программы - «Час лёгкой музыки». «FM cafe» создавалось, чтобы предоставить слушателю возможность послушать альтернативу тому, что существовало на просторах радиоволн. В ночном субботнем эфире звучали лаунж, эйсид-джаз, нью-эйдж и другая более «лёгкая» современная музыка. Между делом Нуждин рассказывал о попадавших в программу в своей ему несколько отстранённой, но максимально уважительной к слушателю манере. Программа уже в первый месяц нашла не только своего слушателя, но и рекламодателя, стала приносить прибыль, благодаря чему долго над задержалась в эфире.

По итогам 2003 года «FM cafe» была признана лучшей музыкальной программой и отмечена премией «Радиомания», а на сайте радио Максимум её до сих пор можно послушать как отдельную онлайн-радиостанцию.

7. Уроки русского

Ведущий - Андрей Бухарин



Фото - радиомаяк.RU →

«Уроки русского» появились в эфире Максимум в январе 2008 года как проект журналиста Андрея Бухарина, известного по работе в Rolling Stone и ОМ. Это была программа, в которой слушателю предлагалось всё многообразие русскоязычной музыки. Здесь можно было услышать Зоопарк и Телевизор, Линду, Слот, Sunsay и Animal ДжаZ, потом Amatory, Tracktor Bowling и 7000 $, а на закуску получить Касту или Мистера Малого. В эфир не ставили разве что боевой арсенал Русского радио и звёзд шансона.Многожанровость программы разнообразила Максимум и позволила «Урокам русского» просуществовать более двух лет, после чего проект всё-таки закрыли.

8. Хай Сосайти

Ведущие - Александр Бон, Ольга Максимова и Игорь Паньков



Фото - www.daymusic.ru →

«Хай Сосайти Шоу» заменило «Утренних Жаворонков» в июне 2010-го. Ведущими стала команда Бона, Максимовой, Панькова и Коли Маклауда, которые до этого в составе «Шызгара Шоу» отвечали за утренний эфир Нашего радио.Правда, вчетвером ребята проработали не долго: Маклауд покинул «Хай Сосайти» уже через неделю.

Несмотря на это, команда нового утреннего шоу продержалась более 5 лет, и всё это время их ждали буднее утро. Ещё бы! В это время неспешные слушатели дают возможность не только от души посмеяться над шутками бодрых ведущих, но и в прямом эфире выиграть билеты на все концерты, проходившие при поддержке радио Максимум, кучу полезных сувениров с фирменной символикой, поучаствовать в онлайн-конкурсах на лучшую или шутку заданной тематики и послушать интервью интересных гостей.А гости приходили к «ХС» самые разные: от Brainstorm до Саши Грей!

Однако в июне 2015-го максимальный эфир покинули сначала Бон и Паньков, а чуть позже ушла и Ольга.

9. Проверено электроникой

Ведущий - Александр Нуждин



Фото - www.radioportal.ru →

Лозунг программы «Проверено электроникой» - хорошо забытое старое. Здесь каждый пятничный вечер ставили хиты и неизвестные песни известных коллективов 80-х годов.Почти забытая слушателями музыкальная эпоха получала право на новую жизнь и час эфирного времени.

«ПЭ» была настолько популярна и востребована, что в 2005 году была отмечена премией Радиомания в номинации «Лучшая программа». Вёл ее Александр Нуждин, и да, его в нашей подборке много. Дело в том, что голос Саши до сих пор чётко ассоциируется с радио Максимум у очень многих слушателей на подсознательном уровне. Нуждин верой и правдой отработал на культовой радиостанции 23 года, и это его голосом звучит записанные у нас на подкорке фразы «Если радио - то Максимум», «Максимум новой рок-музыки», «Music Power» и многие другие.

Уход Александра с радио Максимум в мае 2016 года спровоцировал широкий общественный резонанс, официальный аккаунт радиостанции в духе «Зачем теперь слушать Максимум?», «Куда делись нуждики?» или просто «Верните Нуждина!». Однако ничто не вечно, и «Проверено электроникой» со своим бессменным ведущим выходит на волнах Rock FM.

10. Тяжелый понедельник

Ведущий - Сергей Хоббит



Фото - воздушные личности.RU →

Ну а последним радио нашего рейтинга пусть будет уникальная программа Сергея Хоббита «Тяжелый понедельник». Она выходит один раз в неделю, по понедельникам, с 5 июня 2017 года и до сих пор. В эфире целый час звучат выбранные ведущие новинки и малоизвестные треки представителей самой тяжёлой сцены. Известный по работе на A-One в его лучшие годы, Хоббит отлично вписался в эфир радиостанции и полюбился целевой аудитории. Безусловно, звание легендарной здесь выдано явно авансом, но за сравнительно небольшой срок программа приобрела огромную популярность у слушателей, постоянно участвуют в его создании сами.




История музыкальных медиа «Наше радио» | Радиопортал

Что это было

Созданная уволенным с радио Максимум медиавизионером Михаил Козыревым на деньги Руперта Мердока и Бориса Березовского радиостанции первой в России сосредоточена на российской гитарной музыке - как классической («Кино», «Аквариум», «Пикник» и так далее), так и новорожденной. В первые годы существования, впрочем, роком жанровый диапазон «Нашего» отнюдь не ограничивался - появлялись и «Амега», и Леонид Агутин, и Кристина Орбакайте, - но главным достижением станции равно стало перезапуск уже умершего, как многим казалось, жанра: во многом именно благодаря Козыреву и его команде в России появилась огромная новая генерация популярных гитарных групп - как тех, что остается на плаву до сих пор («Би-2», «Ночные снайперы» и проч.), так и тех, что теперь воспринимаются исключительно как ностальгические приметы времени («Танцы минус», «Мультфильмы», «Жуки» и так далее).Вовремя почуяв новый тренд, заданный возникшими радарах незадолго до «Нашего» Лагутенко и Земфирой, радио в первые годы радикально взбодрило здешнюю рок-музыку, снова сделав ее модной и молодежной.

Успех станции быстро экстраполировался и в мире за пределами радиочастот: запущенный в 1999-м фестиваль «Нашествие» и сейчас самым массовым музыкальным сборищем в стране; параллельно издавались одноименные сборники, расставлявшие ориентиры в области новой музыки для тех, у кого по каким-то причинам не было доступа к эфирам. Постепенно, впрочем, новые коммерчески эффективные хедлайнеры задавили следующее поколение новичков, да и формат станции становился все более монолитным - и породил одно поколение совершенно одинаковых групп, пытавшихся попасть в ротацию, играя как «Сплин» или «Король и Шут». В 2005-м основатель «Нашего» Козырев покинул станцию ​​из-за разногласий с инвестором, после чего миссионерская составляющая из эфира исчезла совершенно (зато в эфире появилась запрещенная Козыревым «Гражданская оборона»): радио меняло руководство и менеджмент, шло по поводу у самой Консервативной части аудитории, игнорировать новые игнорирования, кроме тех, которые игнорируют уже было невозможно, и в конечном итоге сделать это превратилось в жупел.Последняя попытка вывести радиостанцию ​​из анабиоза была предпринята год назад программным директором Семеном Чайкой (до этого ведущим передачи «Живые» на радио «Маяк»), которая попыталась разбавить эфир парой десятков ранее не фигурировавших в ротации старых групп (вроде Distemper) и новыми именами. Хотя вкусовые предпочтения Чайки не назовешь новаторскими, в эфир он приглашает, например, «Наадю» и «Краснознаменную дивизию имени моей бабушки». Так или иначе, ничего не получилось и у него: в мае 2014-го Чайка покинул свой пост, руководство «Нашего» отчетливо заявило о возвращении к проверенной реакционной политике под лозунгом «Играем то, что нужно».

Михаил Козырев, генеральный продюсер «Нашего радио» (1998-2005)

«Запуская« Наше радио », мы пытались понять, удовлетворяет ли человека, который хочет послушать русскую музыку,« Русское радио ». Было очевидно, что не удовлетворяет. Вкусы у людей очень разные, поэтому мы максимально широко развернули сеть, в которую стали ловить музыку, - от групп «Гости из будущего» и Hi-Fi до Леонида Агутина и Михея и «Джуманджи» (об этом можно судить по сборнику «Нашествие, шаг первый »). Все, что мы пробовали, слушатели неизбежно посылались с высокой горы.Нам приходилось выбирать, что важнее оставить в эфире - электронный ремикс «Гостей из будущего» или полубардовские песни Константина Никольского. Константин Никольский всегда выигрывал. Может быть, это объяснялось тем, что поп-музыку можно было услышать на «Европе Плюс» или на «Русском радио», поэтому люди выбирают наиболее характерные для рок-формата вещи. «Калинов мост», «Пикник», «Крематорий» - этого же всего нигде не было. До «Нашего» рок-музыка не могла собрать существенных площадок нигде в медийном арт, кроме «Максимума».Вот почему с появлением «Нашего» такая волна поднялась: стало ясно, куда нести музыку.

Со временем мы попали в ситуацию, при которой шаг влево или вправо воспринимался как попытка к бегству. У музыки чуть тяжелее, типа «Я и друг мой грузовик», не оказывалось никаких шансов, чуть легче - вроде какого-нибудь эксперимента Тани Булановой с альтернативным проектом «Табу» - тоже. У меня есть непроходящий комплекс вины перед теми, кого мы так толком и не сумели раскрутить в эфире. Мои личные симпатии по отношению к группам Tequilajazzz или «Аукцыон» каждый разивались о полном непонимание предпочтений аудитории. Приходилось принимать, что голос их фанатов тонет в чарующем угаре поклонников «Кипелова» и «Арии». В этом плане моим персональным кошмаром, конечно, была «Чартова дюжина», хотя это самый интересный для слушателя формат - он всегда дослушает ее до конца, потому что любопытно, что там наверху. Идея, что в «Чартовой дюжине» присутствует еще что-то, помимо объявления номеров, возникла именно из-за того, что неделя за неделей приходилось объявлять те же самые песни. Тут же появился и «Квартет И», которому мы придумали несколько рубрик - например, «Черновики», когда мы брали строчку из какого-нибудь набившего оскомину хита и сочиняли для нее смешные варианты.С нашим звукорежиссером Сережей Чиком мы аранжировали песни в совершенно противоположных им стилях - например, переигрывали песню Бутусова «Я шел к себе домой» в духе группы Rammstein или «Арию» в духе «Миража».

В 1999-м Таня Буланова могла звучать так - и могла звучать на «Нашем радио»

Если бы с самого начала нами частично не владели американцы параллельно с Березовским, нам было бы намного легче. Для Березовского «Наше радио» было игрушкой: какие там доходы от радио, если у него есть Первый канал! Радиостанция была ему нужна только как сфера влияния: ему стратегически важно было получить Руперта Мердока в качестве своего партнера.Ну а американцы привыкли к тому, что если есть бизнес, то он должен приносить деньги. Я бы на кону был каждый год показывать цифры и цифры рейтингов, обещать, что в этом году мы выйдем на рынок доходов ... значит, что я шел против себя: все песни, которые на «Нашем радио» звучали, я мог слушать. Перед богом клянусь, что всем, кто делал что-то приемлемое, я старался давать возможность высказаться.Были феерические… [упущения] - например, с песней «Поэзия» группы «Полюса». Прекрасная история вышла с группой «7Б», которая оставила диск на проходной с песней «Молодые ветра» без названия, только с телефоном директора. Когда мы начали по нему звонить, он оказался отключен за неуплату. Я помню, что пришел на программу «Взгляд» к Саше Любимову и прямо с экрана сказал: «Ребята, кто нам оставил этот диск, пожалуйста, дозвонитесь до нас». Конечно, они позвонили в ту же ночь. Первые год-два я слушал все новые группы сам, потом придумал «Худсовет»: раздавал всем нашим диджеям по 10 пластинок, и раз в неделю мы собирались и ставили максимум по три отобранных песни каждый, и то на все новые диски не хватало времени.

Конечно, никто в таком количестве не играл Земфиру, как «Наше радио». Первая так согласованно с ее выпускающей компанией шел по всем запускам ее новых песен (первая была «СПИД»). Эрнст принимал в этом случае, поскольку она его сразу покорила. То есть все выпускалось в таком треугольнике: компания Real Records, Первый канал, где крутились ее клипы, и «Наше радио». В тот момент, когда пластинка уже должна была выйти, я неожиданно обнаружил, что на ней будет красоваться логотип «Европы Плюс».Это был первый случай, когда я проклял продюсера Леонида Бурлакова, отдавшего диск «Европы Плюс» за нашей спиной: мы играли Земфиру вовсю, но у «Европы Плюс» была, конечно, куда большая аудитория.

Сорокаминутный репортаж со второго фестиваля «Нашествие», состоявшегося в 2000-м. Где-то на третьей минуте можно увидеть совсем молодую группу «Сансара»

«Нашествие» - это была глобальная авантюра. Тогда мы еще не могли посчитать, сколько билетов продали, сколько человек к нам приедет, а приехало гораздо больше, чем мы планировали: мы переступали через палатки и тела, пробираясь к сцене.В общем, с точки зрения маркетинга это была очень правильная фишка, за которую нас, конечно, сразу возненавидели. Количество музыкантов, желающих попасть на «Нашествие», превышало тех, кто хотел попасть к нам в эфир. У музыкантов существовала иллюзия, что они вот выйдут, споют три песни - и все о них узнают. На самом деле это так не работало - в ту пору радиоэфиры главным ключом к успеху. Чтобы попасть на фестиваль, нужно было сначала попасть в эфир. Единственным исключением, пожалуй, была группа «Мертвые дельфины» - парень из Грозного, которого мне принес Вова Месхи, а я ему всегда очень доверял. Он был на «Нашествии» дважды, и оба раза мы ему придумывали интересные фишки: в первый раз он выступал с забинтованными руками, а во второй он пел песню «На моей луне» и в какой-то момент начинал подниматься над сценой на цепях в цепях позе распятия.

Мой уход был связан с тем, что рейтинговые цифры перестали расти. Моя вполне обоснованная позиция была такой: любой человек, который теоретически может слушать «Наше радио», его уже слушает. Инвесторов это не обвинало, потому что с каждым годом становилось больше, а рынок рекламный не рос с такой скоростью.Я предлагал: давайте мы эти деньги будем добирать не рекламной - вот у нас есть диски, вот фестиваль, вот еще один фестиваль, вот фестивали в разных городах, давайте телепрограммы еще продюсировать. Придумали «Неголубой огонек», «Новогодняя ночь с Олегом Меньшиковым» - это все деньги, которые приносила наша творческая команда. Но их этот вариант не устроил. Что было после моего ухода - не хочется никого обижать, но цифры говорят сами за себя ».

Юрий «Близорукий» Сапрыкин, ведущий «Нашего радио» (1998–2003)

«Сначала речи о том, что« Наше радио »- это радиостанция каких-то валяющихся в грязи рокеров, вообще не было.Там перемешаны были Кристина Орбакайте с группой «Телевизор», Леонид Агутин со «Звуками Му», а группа «Ария» была представлена ​​разве что песней «Улица роз» раз в пятилетку. Как сказал в свое время Илья Осколков-Ценципер, для успеха радио достаточно через каждые две песни крутить группу «Кино» - тогда это воспринималось не то что как откровение, а просто ничего подобного не было.

Несколько болванок с какой-то отборной дичью нарезал нам Артемий Троицкий. Я хорошо помню, как в одном из плейлистов обнаружил песню группы «ДК» «Рыба и овощи» с альбома «Непреступная забывчивость».Эта песня представляет собой 45-секундный кусок лингафонного курса русского языка. Мужчина говорит: «Верочка, что у нас сегодня на обед?» - «Рыба». - «А что еще?» - «Овощи». - «Вот хорошо!» И так повторяется два или три раза. Я, в отличие от программного обеспечения директора, эту песню знал, поэтому с огромным восторгом однажды выдал ее в таком виде в эфир.

Клип «Алисы» на песню «Трасса Е-95»; в роли ангела - Валерий Панюшкин

У меня на «Нашем радио» в какой-то момент завелось вечернее разговорное шоу «Клиника-22», которое мы вели с Валерой Панюшкиным.Вообще, поставить Панюшкина вести прямой эфир было идеей не менее дикой, чем поставить песню «Рыба и овощи». Дело в том, что Панюшкин при всей своей небесной красоте и грандиозном таланте довольно сильно заикается. Известно, что Панюшкин произносил в клипе «Алисы» «Трасса Е-95» какие-то фразы, и однажды, когда он пришел в студию «Нашего радио», заиграла как раз песня, и Миша Козырев использует: «Давай ты сейчас скажешь свою фразу из клипа «Выдры перегрызли все провода» - вот слушатели удивятся-то! » Панюшкин говорит: «Вы-в-в-в-в-вы-в-в, вы-в-в-в-в-вы». На этом проигрыш заканчивается и Кинчев начинает дальше петь. Думаю, слушатели действительно удивились.

В Москве тогда были взрывы домов, шла вторая чеченская, при этом все еще можно было спокойно обсуждать в довольно легкомысленном, а то и резком тоне. Нам нужно было все время придумывать какой-то конфликт, поскольку Панюшкина с его либерального пути было уже не свернуть, я часто играл роль такого государственника. Путин тогда был не тем, что Путин тогда был не тем, и эту мне позицию было занимать несколько проще, тем не менее в большей степени это была игра.Потом был «Курск», когда мы кричали об этом эфире (тут уж мне никакой государственнической позиции не удалось занять), к нам пришел программный директор и сказал - знаете, у нас у всех сегментов рейтинги растут, а у вас нет, мы вас закрываем. У Березовского в этот момент настали большие неприятности на Первом канале; как стало понятно, это был период его разрыва с Путиным - нас просто задело осколком шрапнели от этого взрыва. Я абсолютно уверен, что Мише не звонил, но в наши рейтинги не росли. Направление «Клиники» возникло развлекательное шоу «Красавица и чудовище», но степень свободы там совершенно иное, стало понятно, что от политической тематики станция отчетливо ушла, и это было для меня более болезненно, чем появление в эфире «Короля и Шута».

Песня «Короля и Шута» «Прыгну со скалы», кажется, до сих пор является рекордсменом хит-парада «Чартова дюжина» по длительности пребывания на первой строчке

А произошло это примерно после выхода «Брата-2», уж не знаю почему.Началась какая-то волна патриотизма, появилось ощущение, что «наше» начинает обрастать слово какими-то новыми красками, начинается какое-то деление, бесконечная война с попсой, ощущение какого-то братства - и на этой волне туда поехали и «Король и Шут », и« Ария », и« Кукрыниксы », и« Пилот ». В первый год работы «Нашего радио» был очень большой приток новых условно западнических групп от «Би-2» до «Мультфильмов», а потом поперли все эти почвенники и какое-то парадоксальное очарование эфира начало уходить.Года полтора я вел программу «Воздух», и из всех эфиров, как ни странно, мне больше всего запомнился эфир с «Королем и Шутом», когда у меня было ощущение какого-то упоительного ужаса, Горшок ходил с бутылкой Ballantine's, поливая ей всех , эфир летел ко всем чертям. При этом был шквал вопросов: слушатели были абсолютной на той же королешутовской в ​​целом и общались междометиями в основном.

Потом в какой-то момент меня позвали в «Афишу», я имел по этому поводу тяжелейший разговор с Мишей, который очень не хотел меня отпускать, хотя было понятно, что я не мог вечно сидеть и шутить между песнями.Думаю, Мише было просто приятно, что есть в эфире музыкальный критик, который пишет в модном журнале - хотя то, что я там писал, иногда было ему очень неприятно ».

Антон Чернин, сценарист и продюсер передач (1999–2009)

«На« Наше радио »я пришел уже пожившим двадцатичетырехлетним дядькой - до того я много лет проработал в тинейджерских журналах« Бумеранг »и« Маруся », шустрил на ТВ, придумывая сценарии для детских программ Первого канала. Но наступил августа 1998-го, и той зимой я зарабатывал на жизнь продажей пластиковых контейнеров для микроволновых печей.А раз в неделю смотрел на ТВ-6 программу «Радиохит», которую вела моя безумно прекрасная бывшая однокурсница Карина (сейчас она выглядит даже лучше, чем тогда). Вот из этой программы в феврале я и узнал об открывшемся «Нашем радио». Позвонил, предложив свои услуги, сделал тестовое задание, услышал от Бори Барабанова вежливое «да, все хорошо, спасибо, мест нет, но вы позванивайте ...» Ну я и начал позванивать. Когда бегаешь по Москве каждый день, видишь много такого, что в сводки информагентств не попадает.Так что после утреннего рейда по точкам я звонил на радио: «Боря, здравствуйте, в Москве произошло то-то и то-то» (например, акция московских поэтесс в поддержку Билла Клинтона - каждая читала стихотворение, снимала с себя один предмет и кидала его в стиральную машину; место - библиотека около Новодевичьего монастыря, время - где-то между Моникой и Сербией), как насчет взять меня на работу? » Началось это в феврале, и к июню я достал всю информационную службу, что Боря позвал меня на встречу к Мише Козыреву. Там мы познакомились с Андреем Клюкиным (ныне - организатор «Дикой мяты» и не менее десятка других городских фестивалей) и вместе начали продюсировать безымянное ночное шоу на «Нашем радио».

Первую пару эфиров Миша вел сам, образовались другие постоянные ведущие: Паштет (тогда еще из IFK), Сид из «Тараканов», Чача Иванов из «Наива», золотое перо «Коммерсанта» Валера Панюшкин ... По паре эфиров Совместили Дима Нестеров из «Свинцового тумана», волшебная Этери Чаландзия - журналист, психолог, будущая жена Максима Суханова - и Иван Иванович Охлобыстин.Тогда еще нормальный (хотя, подозреваю, он и сейчас просто валяет дурака). Феерической была подготовка охлобыстинских эфиров - в ту пору я, так получилось, вообще не ругался матом, а тут по ходу обсуждения цензурными были только предлоги и любимые Ваней «братско-сестринские отношения». Ничего, пару минут потерпел, а потом втянулся так, что до сих пор, уже на новых работах, коллеги морщатся. Но терпят.

С осени 1999-го шоу обрело название - «Клиника-22» - и постоянных ведущих: Заика Панюшкин и Юрий Близорукий, то есть Юрий Сапрыкин, который в те времена был звездой вечернего эфира «Нашего радио». В спорах со слушателями Валера всегда занимал жестко либеральную позицию сегодня, а Юра, как это ни представить себе, - более охранительскую, что ли. Говорить они могли о чем угодно - от Путина до силиконовых имплантов, а пиком всей истории, на мой взгляд, стала программа про «Бит-битву». Был такой позорный концерт 18 марта 2000 года в поддержку Явлинского, с концепцией типа «панки vs рэпперы» - причем музыканты не знали, что они играют за Явлинского (их приглашали от имени солдатских матерей).Вдобавок акцию провели во Дворце спорта «Динамо» на Лавочкина - тогда это был пустырь, к которому невозможно построить оцепление, так что туда пришли скинхеды и прекрасным образом отметелили и панков, и рэперов. Кому-то воткнули отвертку в шею, даже труп, кажется, был. И ни одно СМИ об этом не рассказало. А у нас можно было звонить в эфир и высказываться - причем и «Тараканы» звонили, у которых из себя побеждали, и сами музыканты, которые были ужасно рады, что могут выговориться.

В 2000 году «Клиника» закрылась и началось более развлекательное шоу «Красавица и чудовище» с рубрикой «Оно вам надо» (она потом переросла в программу «Худсовет»), где дебютировала группа «Ночные снайперы» с «31-й весной» . Вышло это практически случайно: я зашел в кабинет к Козыреву, он попросил меня выбрать диск из здоровенной стопки - и я вытянул «Снайперов». Оказалось, правда, что это была полутораминутная нарезка от Real Records без концов, но у Сапрыкина эта песня была на кассете, правда, с зажеванным началом. Так что в первый раз «31-ю весну» мы ставили в таком склеенном виде.

Частая ротация песни «31-я весна» на «Нашем», в сущности, и превратилась в группу Дианы Арбениной в одного из хедлайнеров нового русского рока

В эту же встречу Миша мне писать сценарии для хит-парада «Чартова дюжина», и это моим основным занятием на восемь с лишним лет.Дальше мы сделали программу «Летопись» про классические альбомы русского рока. Придумал ее Андрей Куренков, он же вел ее на пару с Людой Стрельцовой, а я был основным сценаристом. До сих пор вспоминаю интервью с покойным Георгием Гурьяновым: его квартира на Литейном с парадной даже не за залой - хоть на роликах катайся - и во всю стену автопортрет хозяина в чем мать родила! (Мать, которая родила, - тут же, в маленькой комнатке. ) А сам хозяин, картинно куря, глухим голосом рассказывает про запись «Попробуй спеть вместе со мной»: для песни нужен был семплер Пророк, такой у Курехина, но хозяин категорически отказывался отдавать его в чужие руки.Не вопрос - Курехина вместе с семплером посадили в такси, привезли к Густаву, напоили в сосиску, и пока он отсыпался на диване, Юрий Каспарян прописал нужную партию.

Параллельно были фестивали «Нашествие» и «Чартова дюжина», «Неголубые огоньки» на Рен-ТВ, «Первая ночь с Олегом Меньшиковым» на НТВ - там я, кроме всего прочего, стал соавтором текста номера «Страдание» с «Дискотекой« Авария »... В начале 2005 года Мишу Козырева уволили, началось жесткое сокращение, но я остался. А «Чартову дюжину» стала вести Раиса Ивановна Шабанова, легендарный диктор «Маяка» с полувековым стажем.Очень не сразу мы нашли, как ее подавать. Она уже была культовым человеком для радио «Ультра»: советский ведущий, который вдруг стал говорить на сленге, - все просто выли от восторга! А на «Нашем радио» мы возмущенные письма: все думали, что это не настоящий человек, а какой-то актер. Я пытался писать ей на сленге, но мы много разговаривали, и я в какой-то момент понял ее речь - литературную, но очень живую и энергичную. И она, в свою очередь, нашла точки, когда человек на седьмом десятке становится фанатом «Гражданской обороны» и «Пикника»? В общем, Раису Ивановну принял, и когда она впервые вышла на сцену «Нашествия» - поляна взревела от восторга, а я с облегчением выдохнул.

В начале 2007 года пришел новый программный директор Олег Хлебников. Мы сперва дружили, потом уживались, потом перестали друг друга выносить, и в марте 2009-го я ушел. Контент радиостанции меняться перестал, и это раздражало больше всего: за два года в эфире не появилось ни одной новой группы, кроме «После 11» - и то нам ее уже когда-то произвести в программу «Оно вам надо». Притом что как раз тогда начать подниматься новая сцена - и ставить в 2008-м арт-директором клуба Ikra, я прекрасно об этом знал! И ведь ладно бы он не разбирался в музыке. .А тогда все время хотелось спросить его: если ты столько всего знаешь, почему ты ничего не пропускаешь? Но генпродюсера Мишу Зотова новая линия Олега полностью устраивает: рейтинги растут (еще бы, на одних-то «голдах»!), Деньги идут и от рекламы, и от СМС-игрушек . .. Только реклама обвалилась в 2008-м, как и у всех, а СМС-игры посыпались после моего ухода. Их, как оказалось, тоже надо уметь делать. И новую музыку нужно ставить, чтобы привлечь новую аудиторию. И находить эту новую музыку тоже надо уметь ».

Филипп Галкин, программный директор «Нашего радио» (1998–2007, 2010–2011)

«Период увольнения Михаила Козырева (февраль 2005-го) был для меня одним из самых тяжелых и в работе, и в жизни. Козырев был человеком, который привел меня на радио, многому меня научил, я ему за это всегда буду благодарен. На место Козырева пришел Михаил Зотов, который ранее работал директором по маркетингу - американцы из News Corp. посчитали, что именно он должен возглавить холдинг. Я к Зотову относился с уважением, но с ним работать мне нравилось намного меньше.Я постоянно чувствовал дискомфорт. Интерес к работе пропал. Да и не только у меня.

Зотов полностью поменял вектор развития радиостанции. Он сделал акцент на бэк-каталог - те редкие новинки, которые появлялись в эфире, были песнями коллективов, давно знакомых слушателей по хитам прошлых лет. Однако, надо отдать должное, именно Зотов насытил эфир фолк-музыкой. У нас появились «Мельница», Пелагея и после эфиров на «Нашем» они стали звучать и на других радиостанциях.

Группа «Мельница» стала одним из немногих эфирных обновлений «Нашего» во второй половине 2000-х

Но в какой-то момент мне стало совсем неинтересно отвечать за эфир.Я поработал замом гендиректора по региональному развитию радиостанции, после чего ушел. В 2010-м году холдинг, которым принадлежит радиостанция Rock FM, я трудился программным директором, объединился с холдингом, куда входило «Наше». Образовался «Мультимедиахолдинг», и меня попросили вернуться в руководство «Нашего радио». Честно говоря, радиостанция досталась мне в плачевном состоянии: полный ужас творился в новом офисе со студиями - оборудование старое, гипсокартоновые стены, провода на полу… К тому же офис находился за МКАД на Новорижском шоссе. Принцип работы с эфиром был таким: если увольнялся какой-нибудь продюсер, то его прекращение существования в эфире, и эфирные программы становились короче за счет этих самых рубрик. Гениально просто придумано! Нетрудно догадаться, что творческий коллектив был очень слабым. К тому же холдинг покинул Михаил Зотов, включая утреннее «Шизгара-шоу»: Оля Максимова, Коля Маклауд, Александр Бон, Игорь Паньков.

Предстояло выполнить большой объем работы: запустить новый проект утреннее шоу, обучить музыкального редактора, организовать работу маркетинговой службы, запустить новый сайт радиостанции и так далее.Я все это сделал, но столкнулся с неуважением к себе со стороны владельца и принял решение уйти. Судя по тому, что после меня на «Нашем радио» сменилось за достаточно короткий срок аж пять менеджеров, мое решение было правильным ».

Семен Чайка, программный директор «Нашего радио» (2013–2014)

«Меня уговаривали на« Наше радио »месяца три: просили поменять систему, избавиться от большого количества повторов и старого материала. Я понял, что за годы радиостанции закостенела и проще создать что-то новое, чем менять старое, но в результате согласился.Первое, что я сделал, - отменил так называемые редакционные худсоветы, потому что из шести человек на них один я сделал обновление формата и все старые исполнители, не похожие на старые, отметались большинством голосов. Я убрал и онлайн-тестирование, когда слушатели были голосовали за песни, которые некоторое время побыли в эфире: многие их просто еще не слышали и поэтому голосовали против.

Когда я пришел на радиостанцию, там было 32 форматообразующих коллектива: можно было выключить радио в 2006 году, включить в 2010-м - и услышать все то же самое.Станция практически не росла в рейтингах, задолго до моего прихода общее множество филиалов в регионах, потому что людям надоедало слушать одно и то же и они уходили, а такого притока новой аудитории, как в Москве, там не было.

Так звучит молодой ансамбль Патрик Кэш. Стоило ли заменять на них «Мумий Тролля» - решать тебе, дорогой читатель

Менять формат я начал с того, что добавил в эфир новые и малоизвестные группы, по похожему звучанию на то, что уже звучит на «Нашем».Например, если «Ленинград» звучит на радиостанции десять раз в день, то три из них я начал ставить его вместо Distemper. То есть общее звучание эфира при этом не слишком изменилось - кто-то подумал, что это новые песни «Ленинграда», кто-то заинтересовался. Таким образом я ввел групп двенадцать, в том числе «Стимфонию», «Клинику» вместо «Арии», Патрик Кэш с их «Румбой» вместо «Мумий Тролля».

Дальше я ввел программу «Будем знакомиться», в каждой которой новая песня появлялась с каким-то комментарием.В «Чартовой дюжине» я стал ставить не две, а четыре новинки каждую неделю. Отменив онлайн-тестирование, я не выкидывал новые песни из эфира, а продолжал крутить. Таким образом я раскрутил группу Сasual, которая стала победителем премии «Чартова дюжина», поднялись группы «Гильза», «ДМЦ», народ стал их воспринимать. Еще у меня была собственная программа «Живые», куда приходили такие группы, как Теодор Бастард, Cardio Beat, «Серебряная свадьба». С их помощью я хотел передать эфир молодую публику, которая сидит в «ВКонтакте».

Одно из светлых пятен в истории «Нашего» - концерт группы «Наадя» в эфире программы «Живые». Обратите внимание на реакцию публики, выраженную посредством зачитываемых в эфире СМС

В итоге рейтинги росли с июля по октябрь, а с ноября стали падать. Дело в том, что в это время на радиостанцию ​​пришел новый консультант Алекс Абишев, русский австралиец, и проект «Роктябрь»: каждый день месяца должен быть посвящен одной форматообразующей группе.Таким образом, когда на радиостанцию ​​начала возвращаться покинувшая ее аудитория, она вдруг получила месяц старья. Я не знаю, какие были резоны у консультанта, он австралиец, работал в Европе и не понимает менталитета русской аудитории и непопсовой музыки: почему люди это слушают, почему важен текст. Но мне было приказано следовать его советам. Следующим его проектом стали 500 лучших песен за историю «Нашего», мы сделали его тем самым подкормив рейтингов. В итоге новый генеральный директор Сергей Афанасьев устроил панику и потребовал все вернуть обратно.Теперь у станции формат семилетней давности, на ней крутится в общей сложности 600 песен. Появился новый слоган: «Играем то, что надо». Я, конечно, по этому поводу повеселился, потому что совершенно непонятно - что надо, кому надо? Как до моего прихода на «Наше радио» мне говорили, что это унылое говно, так станция теперь снова им и стала. Я, конечно, в этот момент ушел.

Продвинуть кругозор.Сейчас язапускаю новую интернет-радиостанцию ​​с перспективой выхода в FM, где буду продолжать делать то, что делал на «Нашем радио». Думаю, не позже осени она запустится ».

Марина Зенкина

Volna.afisha.ru

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *