Добей чтоб не мучился – “Добей, чтобы не мучился”.

Содержание

"Добей, чтобы не мучился".

— 12.02.2010

"Рождение в семье дeбuлa – трагедия.
А граждане рожают себе детей для удовольствия, и не для мучений. ПОЭТОМУ АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО НОРМАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ СДАЕТ БРАКОВАННЫХ ДЕТЕЙ ГОСУДАРСТВУ.Оно у нас доброе, возится с ними подальше от глаз людских, потому что зрелище это не слабонервных. Наши приюты и так-то не сахар, а уж богадельни для слабонервных вообще туши свет… Может показаться, что дeбилу лучше расти в семье, но это обманчивое впечатление. Потому что семьи, забравшие из роддома слабоумного ребенка, обычно распадаются. Как правило, мужчина не выдерживает этого ада и уходит. Соответственно, ад для женщины удваивается. И усиливается с годами, потому что женщина понимает: опорой в старости слабоумный ребенок ей не станет, напротив, до смерти будет обузой. А самое страшное – что с ним случится потом? Если в приютах дeбuлы растут в обществе себе подобных и хоть как-то социализируются, там за ними смотрят, то куда пойдет 40-летний слабоумный, внезапно лишившийся материнской опеки? Кому он нужен? Не гуманнее ли было таких детей усыплять при рождении? Ведь ликвидация новорожденного по сути ничем не отличается от аборта или так называемых искусственных родов (сверхпоздний аборт) – в обоих случаях прерывается жизнедеятельность не самоосознающей человеческой личности, но лишь болванки для будущей личности. И если болванка бракованная… Сейчас в мире много говорят об эвтаназии, когда неизлечимо больной человек, испытывающий адские боли, просит врачей его умертвить, чтобы избавить от невыносимых мучений, и врачи его просьбу выполняют. Но иногда больной не может сам попросить об этом последнем акте милосердия, например, когда он лежит в коме, и врачи говорят, что никогда из нее не выйдет – по сути, человек превратился в «овощ». Тогда в дело вступают ближайшие родственники и просят отключить «овощу» поддерживающую жизнь аппаратуру. Убежден: такое же право должны иметь и родители новорожденного дeбилa. Потому что эта болезнь неизлечима. А жизнь неполноценного – сплошное мучение. И сам он попросить об этом не может. Надо ему помочь.

Это и есть гуманизм."

автор статьи А.П.Никонов.

http://www.ladoshki.ch/forum/showthread.php?t=20481

Сам автор говорит, что от высказанного в статье мнения о том, что лучше всего умерщвлять детей, родившихся с генетическими или психосоматическими отклонениями, не отступит, даже если его посадят в тюрьму.

Публикация в «СПИД-Инфо» стала поводом для письма мам больных детей – Снежаны Митиной и Светланы Штарковой — в Общественную коллегию по жалобам  на прессу. «Заголовок статьи является прямым призывом экстремистского и дискриминирующего характера, – утверждают они.

http://www.rosbalt.ru/2010/02/06/710450.html

Снежана Митина: Это какой-то дешевый пиар-ход, который себ

yablor.ru

добей чтоб не мучился (беременным рекомендуется не читать)

Добей, чтоб не мучился“! – скандальная статья! Не поверите – это о детях!
Уважаемые девочки, представляю вашему вниманию и суду мнение некоего журналиста А. Никонова (опубликовано в “СПИД-инфо“ в декабре 2009) о самом святом, что у нас есть – о ДЕТЯХ!!!
“Рождение в семье дебила – трагедия. А граждане рожают себе детей для удовольствия, и не для мучений.
ПОЭТОМУ АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО НОРМАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ СДАЕТ БРАКОВАННЫХ ДЕТЕЙ ГОСУДАРСТВУ.
Оно у нас доброе, возится с ними подальше от глаз людских, потому что зрелище это не слабонервных. Наши приюты и так-то не сахар, а уж богадельни для слабонервных вообще туши свет… Может показаться, что дебилу лучше расти в семье, но это обманчивое впечатление.
Потому что семьи, забравшие из роддома слабоумного ребенка, обычно распадаются. Как правило, мужчина не выдерживает этого ада и уходит. Соответственно, ад для женщины удваивается. И усиливается с годами, потому что женщина понимает: опорой в старости слабоумный ребенок ей не станет, напротив, до смерти будет обузой. А самое страшное – что с ним случится потом? Если в приютах дебилы растут в обществе себе подобных и хоть как-то социализируются, там за ними смотрят, то куда пойдет 40-летний слабоумный, внезапно лишившийся материнской опеки? Кому он нужен?
Не гуманнее ли было таких детей усыплять при рождении? Ведь ликвидация новорожденного по сути ничем не отличается от аборта или так называемых искусственных родов (сверхпоздний аборт) – в обоих случаях прерывается жизнедеятельность не самоосознающей человеческой личности, но лишь болванки для будущей личности. И если болванка бракованная… Сейчас в мире много говорят об эвтаназии, когда неизлечимо больной человек, испытывающий адские боли, просит врачей его умертвить, чтобы избавить от невыносимых мучений, и врачи его просьбу выполняют. Но иногда больной не может сам попросить об этом последнем акте милосердия, например, когда он лежит в коме, и врачи говорят, что никогда из нее не выйдет – по сути, человек превратился в «овощ». Тогда в дело вступают ближайшие родственники и просят отключить «овощу» поддерживающую жизнь аппаратуру. Убежден: такое же право должны иметь и родители новорожденного дебила. Потому что эта болезнь неизлечима. А жизнь неполноценного – сплошное мучение. И сам он попросить об этом не может. Надо ему помочь.
Это и есть гуманизм.“

В России сегодня разгорелся скандал с привлечением Общественной палаты и Дома журналистов.
А что об этом думаете Вы?
Как Вы считаете, кто вообще имеет право рассуждать и решать о том, имеет ли право на жизнь ребенок, которому не посчастливилось родиться здоровым?

www.baby.ru

Добей журналиста, чтоб не мучился… | Культура

Иначе говоря, предложил попросту избавлять «здоровое» (именно так, в кавычках) общество от «бракованных» детей. Чуть ниже вы можете ознакомиться с этой публикацией, которая не могла не вызвать широкий общественный резонанс.

Во-первых, уж очень болезненная тема поднята в материале. Во-вторых, автор статьи сознательно шёл на провокацию. Похоже, именно провокация и была главной целью журналиста. И она сработала, подняв в обществе волну возмущения. Первыми откликнулись на неё, естественно, матери, воспитывающие детей-инвалидов. Именно по их и так расшатанной психике и был нанесён основной удар статьёй, опубликованной в «Спид-инфо».

В программу Андрея Малахова, помимо самого провокатора, пригласили и матерей вместе с детьми, больными синдромом Дауна. Наблюдать эту картину без слёз было невозможно. Они предательски наворачивались, особенно в те мгновения, когда матери-героини (а по-другому их нельзя воспринимать) с любовью рассказывали о «достижениях» своих больных детей и демонстрировали, в частности, спортивные награды. И до последнего не верилось в то, что эти несчастные люди не вызывают у автора бессовестной статьи сочувствия и сострадания. Он как попка-дурак твердил про какие-то страшные истории не из личного опыта, а из серии: «Я вам расскажу случай, как женщина из Великобритании…» и т.д. Всё это была мёртвая теория. А в студии «Останкино» сидели живые, казалось, всё понимающие инвалиды, которых журналист предлагал умершвлять. Основные тезисы Никонова сводились к тому, что «право распоряжаться своей жизнью принадлежит человеку и никому больше – ни начальству, ни государству, ни обществу. Задача общества – помочь человеку осуществить уход из жизни, когда он этого попросит». Но позвольте, г-н Никонов, если я вас правильно понял, вы ведёте речь о беспомощных младенцах, неспособных  принимать самостоятельные решения, которых вы в своей статье именуете «болванками». И почему вы, мужчина, которому природой не дано права зачать, выносить и родить ребенка, берётесь рассуждать на такие деликатные темы? И делаете это так топорно и кондово, что ничего, кроме негодования вы сами и ваша публикация, не вызывает. Почему вы отказываете матерям в надежде, что ребёнок-инвалид когда-нибудь станет полноценным? Ведь бывают же чудеса.

Я уверен, что именно надежда и вера в такие чудеса придаёт силы любой матери, отважившейся посвятить жизнь безнадёжно больному ребёнку. Если вы досконально изучили вопрос, то должны знать, что ни одно современное исследование, никакое (даже 4D) УЗИ не даёт стопроцентной гарантии, что в утробе матери формируется ребёнок без отклонений. И что, прикажете всех детей, у которых обнаружены отклонения на стадии формирования, уничтожать в утробе? Здесь уже попахивает не просто призывом к насилию, а оголтелым фашизмом. «Я не верю в Бога», - гордо заявили вы в программе «Пусть говорят». Следовательно, и заповеди Божии отрицаете.

   

Ирина Хакамада, тоже приглашённая в студию как мать, воспитывающая дочь с врождёнными отклонениями, правильно заметила по вашему поводу: «Это ещё неизвестно, кто более неполноценный: моя дочь или вы?» И здесь, хоть и являюсь вашим коллегой, Александр, полностью солидарен с Хакамадой. Может быть, вы и хороший журналист (в чём после вышеозначенной публикации появились сомнения), но человек вы, судя по всему, так себе. Не боитесь, что кто-нибудь и вас сочтёт моральным инвалидом и добьёт под соусом избавления общества от «болванки», так и не ставшей полноценной личностью? А теперь, собственно, сама статья.

                           

Рождение в семье дебила – трагедия. А граждане рожают себе детей для удовольствия, и не для мучений. ПОЭТОМУ АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО НОРМАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ СДАЕТ БРАКОВАННЫХ ДЕТЕЙ ГОСУДАРСТВУ. Оно у нас доброе, возится с ними подальше от глаз людских, потому что зрелище это не слабонервных. Наши приюты и так-то не сахар, а уж богадельни для слабонервных вообще туши свет… Может показаться, что дебилу лучше расти в семье, но это обманчивое впечатление.

Потому что семьи, забравшие из роддома слабоумного ребенка, обычно распадаются. Как правило, мужчина не выдерживает этого ада и уходит. Соответственно, ад для женщины удваивается. И усиливается с годами, потому что женщина понимает: опорой в старости слабоумный ребенок ей не станет, напротив, до смерти будет обузой. А самое страшное – что с ним случится потом? Если в приютах дебилы растут в обществе себе подобных и хоть как-то социализируются, там за ними смотрят, то куда пойдет 40-летний слабоумный, внезапно лишившийся материнской опеки? Кому он нужен?

Не гуманнее ли было таких детей усыплять при рождении? Ведь ликвидация новорожденного по сути ничем не отличается от аборта или так называемых искусственных родов (сверхпоздний аборт) – в обоих случаях прерывается жизнедеятельность не самоосознающей человеческой личности, но лишь болванки для будущей личности. И если болванка бракованная… Сейчас в мире много говорят об эвтаназии, когда неизлечимо больной человек, испытывающий адские боли, просит врачей его умертвить, чтобы избавить от невыносимых мучений, и врачи его просьбу выполняют. Но иногда больной не может сам попросить об этом последнем акте милосердия, например, когда он лежит в коме, и врачи говорят, что никогда из нее не выйдет – по сути, человек превратился в «овощ». Тогда в дело вступают ближайшие родственники и просят отключить «овощу» поддерживающую жизнь аппаратуру. Убежден: такое же право должны иметь и родители новорожденного дебила. Потому что эта болезнь неизлечима. А жизнь неполноценного – сплошное мучение. И сам он попросить об этом не может. Надо ему помочь.

Это и есть гуманизм.

Смотрите также:

aif.ru

Добей, чтобы не мучился | BMW Club

В газете "Спид-Инфо" (№25 за 2009 год) опубликована статья "Добить, чтоб не мучился!" автор А.П.Никонов.

вот текст:

"Рождение в семье дебила – трагедия. А граждане рожают себе детей для удовольствия, и не для мучений.
ПОЭТОМУ АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО НОРМАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ СДАЕТ БРАКОВАННЫХ ДЕТЕЙ ГОСУДАРСТВУ.
Оно у нас доброе, возится с ними подальше от глаз людских, потому что зрелище это не слабонервных. Наши приюты и так-то не сахар, а уж богадельни для слабонервных вообще туши свет… Может показаться, что дебилу лучше расти в семье, но это обманчивое впечатление.
Потому что семьи, забравшие из роддома слабоумного ребенка, обычно распадаются. Как правило, мужчина не выдерживает этого ада и уходит. Соответственно, ад для женщины удваивается. И усиливается с годами, потому что женщина понимает: опорой в старости слабоумный ребенок ей не станет, напротив, до смерти будет обузой. А самое страшное – что с ним случится потом? Если в приютах дебилы растут в обществе себе подобных и хоть как-то социализируются, там за ними смотрят, то куда пойдет 40-летний слабоумный, внезапно лишившийся материнской опеки? Кому он нужен?

Не гуманнее ли было таких детей усыплять при рождении? Ведь ликвидация новорожденного по сути ничем не отличается от аборта или так называемых искусственных родов (сверхпоздний аборт) – в обоих случаях прерывается жизнедеятельность не самоосознающей человеческой личности, но лишь болванки для будущей личности. И если болванка бракованная… Сейчас в мире много говорят об эвтаназии, когда неизлечимо больной человек, испытывающий адские боли, просит врачей его умертвить, чтобы избавить от невыносимых мучений, и врачи его просьбу выполняют. Но иногда больной не может сам попросить об этом последнем акте милосердия, например, когда он лежит в коме, и врачи говорят, что никогда из нее не выйдет – по сути, человек превратился в «овощ». Тогда в дело вступают ближайшие родственники и просят отключить «овощу» поддерживающую жизнь аппаратуру. Убежден: такое же право должны иметь и родители новорожденного дебила. Потому что эта болезнь неизлечима. А жизнь неполноценного – сплошное мучение. И сам он попросить об этом не может. Надо ему помочь.
Это и есть гуманизм."

Хотелось бы услышать мнения по этому поводу.
Если баян, снесите тему

 

www.bmwclub.ru

"Добей, чтоб не мучился" (с. 4)

Сейчас у всех на слуху развязанная в СМИ дискуссия о том, "имеют ли право на жизнь неполноценные дети". Под "неполноценными" авторы дискуссий в первую очередь подразумевают наших детей.
По ссылке - обращение родителей к Президенту РФ с требованием принять меры относительно дискуссии о "постнатальном аборте", т.е. убийстве "неполноценных" детей.

Дорогие особые родители. Есть мнение о том, что этот человек (Никонов) не просто так вылез со своей статьей. Слишком уж большой резонанс получает его статья на радио и ТВ, вчера снималась передача для ОРТ... Есть мнение, что это "соцзаказ" с целью узнать настроения в обществе.

Мы должны, обязаны дать ответ на этот вопрос - такой, чтобы нам было не стыдно перед нашими детьми!

Подписи принимаются!
ТЕКСТ

Отправляйте подписи на электронный адрес
[email protected]

Могут подписываться все сочувствующие, не только родители детей с СД или другой инвалидностью! Перепост приветствуется!

Просьба форматировать подписи следующим образом:
1. Если подписывает один человек:
ФИО полностью, город, возраст, профессия, воспитывает ребенка с синдромом Дауна (имя) (возраст)
2. Если подписывает не родитель ребенка с инвалидностью, о детях писать не надо.
3. Если подписываетесь от семьи:
Семья Фамилия, город, воспитываем ребенка с (диагноз) (имя) (возраст)
Фамилия имя отчество (полностью), возраст, профессия, отношение к ребенку (мать)
Фамилия имя отчество (полностью), возраст, профессия, отношение к ребенку (отец)
и так далее.

Вопросы можно задать по указанному выше адресу электронной почты.

Перепост приветствуется - нам нужен резонанс.
---

Сегодня вечером в обычное время будет показана передача Андрея Малахова "Пусть говорят".
В студию придет Ирина Хакамада, которая уже 13 лет является мамой ребенка-инвалида, у ее дочери синдром Дауна.
Придет не просто так, а на очную ставку с журналюгой Никоновым. Про его недавние заявления слышали, думаю, уже все.
---

ffclub.ru

"Добей, чтоб не мучился" (с. 3,7)

Закрытая тема

Газета «Коммерсантъ» № 20 (4320) от 05.02.2010
Фото: Валерий Мельников/Коммерсантъ

Валерий Панюшкин
Чудовище вылезло из зловонного своего болота. Люди узнали о существовании монстра, который даже в кошмарных снах не должен являться приличному человеку. По необъяснимому недосмотру радио "Эхо Москвы" в прямом эфире обсуждало тему "Имеют ли право на жизнь "неполноценные дети"". Обсуждало, пригласив в эфир неприкасаемого колумниста бульварной газетенки, какового колумниста стыдно использовать даже как боксерскую грушу и каковую газетенку стыдно использовать даже как туалетную бумагу. 21% слушателей "Эха" проголосовал в поддержку неприкасаемого, утверждая, что детей-инвалидов следует убивать, чтобы не мучились и не мучили окружающих. Это позор.

Потому что есть вещи, которые нельзя обсуждать. Совершенно непонятно, с каких это пор радио "Эхо Москвы" позволяет себе даже заявлять подобные темы. Совершенно непонятно, кто из сотрудников "Эха" мог такую тему придумать и предложить на летучке. Совершенно непонятно, как главный редактор "Эха" Алексей Венедиктов, бывший школьный учитель, мог такую тему принять. Если вы, дорогие коллеги с радио "Эхо Москвы", позволяете себе обсуждать, то есть хоть на секунду ставить под сомнение право детей на жизнь, тогда обсудите еще темы типа "Имеют ли люди с другим цветом кожи равные права с белыми" и "Не лучше ли стариков убивать, вместо того чтобы платить им пенсию". И тогда я не буду вас слушать. И не буду биться, как рыба, изнутри о стекла собственного автомобиля, запертый в пробке, мыча в бессильной ярости: "Что они говорят! Господи, что они говорят!"

Право детей на жизнь нельзя обсуждать. За него можно только сражаться. Не надо приводить в качестве аргумента Спарту, граждане которой имели обыкновение сбрасывать больных детей со скалы и которая погибла быстрее любого другого древнегреческого полиса. Не надо взывать к христианскому состраданию. Не надо цитировать Швейцерову этику благоговения перед жизнью и проводить аналогии с фашистскими концлагерями. Не надо вспоминать Конституцию РФ и Всеобщую декларацию прав человека. Не надо обсуждать никак, ибо обсуждать — значит ставить под сомнение, а европейская цивилизация, если и откажется когда-нибудь от своих принципов, то от того принципа, что дети безусловно имеют право на жизнь, откажется в последнюю очередь.

Это не обсуждается, черт вас побери! За это идут на смерть со времен избиения младенцев.

Передачу вел глубоко уважаемый мною, интеллигентный, умный и профессиональный человек Сергей Бунтман, многодетный, между прочим, отец. И я, конечно, понимаю, что радиоэфир — это священная для журналиста штука, я, конечно, понимаю, что в эфире произносятся разные слова: нелицеприятные, идиотские, матерные... Однако же, если напротив радиоведущего в студии сидит существо, похожее на человека, которое произносит слова "постнатальный аборт", то есть казнь младенца, не надо с этим существом спорить. Не надо задавать ему вопросы, чтобы прояснить его чертову позицию. Не надо говорить, что в современном мире казнь отвратительна сама по себе, а если и применяется где-то (даже в Иране! даже талибами!), то только в качестве возмездия за злодеяния, каковых по определению не мог совершить младенец. Не надо противопоставлять его мнению мнения других гостей студии. Не надо выставлять его мнение на голосование, дабы убедиться, что среди слушателей "Эха Москвы" есть еще 21% таких же подонков. Не надо даже продолжать эфир.

Надо вставать, Сергей, и бить гниду стулом, так сильно, как ты только способен. Потому что право детей на жизнь нельзя обсуждать, за него можно только сражаться.

Злосчастная радиопередача вызвала бурное обсуждение в блогах, к чему и стремился неприкасаемый колумнист — слава любой ценой, известность и рейтинг даже ценой того, чтобы перестать быть человеком. Его статья в бульварной газетенке не имела никакого значения и никакого резонанса, потому что какой только жеребятины из серии "меня изнасиловал труп" не напишут в бульварных газетенках. "Эхо Москвы" вывело неприкасаемого в ту сферу, где слова имеют значение, где люди предпринимают хотя бы попытки отличить добро от зла, а не думают, будто зло тоже имеет право на эфир, раз у нас "свобода слова".

Всего ужаснее в блогах выглядели комментарии матерей, нашедших в себе силы растить и воспитывать ребенка-инвалида. Я занимаюсь этой темой 15 лет. Я ни разу не позволил себе осудить мать, оставившую больного ребенка на попечение общественных или государственных приютов либо более сильных и более обеспеченных людей. При этом я всегда восхищался теми, кто больного ребенка растит, изо всех сил помогал им и призывал других помогать. Просто ради жизни на Земле, как вы не понимаете? Что тут понимать?

И я испытал глубокое чувство стыда, присутствуя, хоть бы даже и эфирно при разговоре, который ставил под сомнение не только право детей на жизнь, но и подвиг родителей, обеспечивающих детям это право. Под сомнение был поставлен смысл жизни этих родителей, счастье этих родителей, их радость... И слышь ты, гнида, неприкасаемый, я не потрачу ни одного слова на то, чтобы спорить с тобой, но не попадайся мне на глаза.

Однажды выпущенное на волю чудовищное сомнение в праве детей на жизнь начнет теперь гулять по блогам, проберется на телевидение, займет собою прямые, как Аппиева дорога, мозги неандертальцев и, не дай бог, породит политические лозунги. Загнать это гнусное сомнение обратно в зловонный ворох листков, спекулирующих на самом низменном в человеке, будет теперь трудно. Понадобятся добрые книги, красивые фильмы, светлые подвиги. Понадобятся, одним словом, жертвы или, хотя бы пожертвования от тех, кто не сомневается, что дети безусловно имеют право на жизнь.

x

ffclub.ru

"Добей, чтоб не мучился" (с. 3)

Закрытая тема

Газета «Коммерсантъ» № 20 (4320) от 05.02.2010
Фото: Валерий Мельников/Коммерсантъ

Валерий Панюшкин
Чудовище вылезло из зловонного своего болота. Люди узнали о существовании монстра, который даже в кошмарных снах не должен являться приличному человеку. По необъяснимому недосмотру радио "Эхо Москвы" в прямом эфире обсуждало тему "Имеют ли право на жизнь "неполноценные дети"". Обсуждало, пригласив в эфир неприкасаемого колумниста бульварной газетенки, какового колумниста стыдно использовать даже как боксерскую грушу и каковую газетенку стыдно использовать даже как туалетную бумагу. 21% слушателей "Эха" проголосовал в поддержку неприкасаемого, утверждая, что детей-инвалидов следует убивать, чтобы не мучились и не мучили окружающих. Это позор.

Потому что есть вещи, которые нельзя обсуждать. Совершенно непонятно, с каких это пор радио "Эхо Москвы" позволяет себе даже заявлять подобные темы. Совершенно непонятно, кто из сотрудников "Эха" мог такую тему придумать и предложить на летучке. Совершенно непонятно, как главный редактор "Эха" Алексей Венедиктов, бывший школьный учитель, мог такую тему принять. Если вы, дорогие коллеги с радио "Эхо Москвы", позволяете себе обсуждать, то есть хоть на секунду ставить под сомнение право детей на жизнь, тогда обсудите еще темы типа "Имеют ли люди с другим цветом кожи равные права с белыми" и "Не лучше ли стариков убивать, вместо того чтобы платить им пенсию". И тогда я не буду вас слушать. И не буду биться, как рыба, изнутри о стекла собственного автомобиля, запертый в пробке, мыча в бессильной ярости: "Что они говорят! Господи, что они говорят!"

Право детей на жизнь нельзя обсуждать. За него можно только сражаться. Не надо приводить в качестве аргумента Спарту, граждане которой имели обыкновение сбрасывать больных детей со скалы и которая погибла быстрее любого другого древнегреческого полиса. Не надо взывать к христианскому состраданию. Не надо цитировать Швейцерову этику благоговения перед жизнью и проводить аналогии с фашистскими концлагерями. Не надо вспоминать Конституцию РФ и Всеобщую декларацию прав человека. Не надо обсуждать никак, ибо обсуждать — значит ставить под сомнение, а европейская цивилизация, если и откажется когда-нибудь от своих принципов, то от того принципа, что дети безусловно имеют право на жизнь, откажется в последнюю очередь.

Это не обсуждается, черт вас побери! За это идут на смерть со времен избиения младенцев.

Передачу вел глубоко уважаемый мною, интеллигентный, умный и профессиональный человек Сергей Бунтман, многодетный, между прочим, отец. И я, конечно, понимаю, что радиоэфир — это священная для журналиста штука, я, конечно, понимаю, что в эфире произносятся разные слова: нелицеприятные, идиотские, матерные... Однако же, если напротив радиоведущего в студии сидит существо, похожее на человека, которое произносит слова "постнатальный аборт", то есть казнь младенца, не надо с этим существом спорить. Не надо задавать ему вопросы, чтобы прояснить его чертову позицию. Не надо говорить, что в современном мире казнь отвратительна сама по себе, а если и применяется где-то (даже в Иране! даже талибами!), то только в качестве возмездия за злодеяния, каковых по определению не мог совершить младенец. Не надо противопоставлять его мнению мнения других гостей студии. Не надо выставлять его мнение на голосование, дабы убедиться, что среди слушателей "Эха Москвы" есть еще 21% таких же подонков. Не надо даже продолжать эфир.

Надо вставать, Сергей, и бить гниду стулом, так сильно, как ты только способен. Потому что право детей на жизнь нельзя обсуждать, за него можно только сражаться.

Злосчастная радиопередача вызвала бурное обсуждение в блогах, к чему и стремился неприкасаемый колумнист — слава любой ценой, известность и рейтинг даже ценой того, чтобы перестать быть человеком. Его статья в бульварной газетенке не имела никакого значения и никакого резонанса, потому что какой только жеребятины из серии "меня изнасиловал труп" не напишут в бульварных газетенках. "Эхо Москвы" вывело неприкасаемого в ту сферу, где слова имеют значение, где люди предпринимают хотя бы попытки отличить добро от зла, а не думают, будто зло тоже имеет право на эфир, раз у нас "свобода слова".

Всего ужаснее в блогах выглядели комментарии матерей, нашедших в себе силы растить и воспитывать ребенка-инвалида. Я занимаюсь этой темой 15 лет. Я ни разу не позволил себе осудить мать, оставившую больного ребенка на попечение общественных или государственных приютов либо более сильных и более обеспеченных людей. При этом я всегда восхищался теми, кто больного ребенка растит, изо всех сил помогал им и призывал других помогать. Просто ради жизни на Земле, как вы не понимаете? Что тут понимать?

И я испытал глубокое чувство стыда, присутствуя, хоть бы даже и эфирно при разговоре, который ставил под сомнение не только право детей на жизнь, но и подвиг родителей, обеспечивающих детям это право. Под сомнение был поставлен смысл жизни этих родителей, счастье этих родителей, их радость... И слышь ты, гнида, неприкасаемый, я не потрачу ни одного слова на то, чтобы спорить с тобой, но не попадайся мне на глаза.

Однажды выпущенное на волю чудовищное сомнение в праве детей на жизнь начнет теперь гулять по блогам, проберется на телевидение, займет собою прямые, как Аппиева дорога, мозги неандертальцев и, не дай бог, породит политические лозунги. Загнать это гнусное сомнение обратно в зловонный ворох листков, спекулирующих на самом низменном в человеке, будет теперь трудно. Понадобятся добрые книги, красивые фильмы, светлые подвиги. Понадобятся, одним словом, жертвы или, хотя бы пожертвования от тех, кто не сомневается, что дети безусловно имеют право на жизнь.

x

ffclub.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о